Стройка длиною в жизнь

12 августа 2014 года

Игорь Щербаков
Газета «Волгодонская правда» № 87 от 05.08.2014 года

Юрий ФРОЛОВ: взгляд сквозь призму десятилетий

День строителя в Волгодонске — праздник поистине всенародный. В нашем «порту пяти морей» живет множество людей, в свое время вложивших силы в то, чтобы в степи появился город-красавец, и совершивших настоящий трудовой подвиг. История строительства Волгодонска полна интересных страниц. Воспоминания тех, кто возводил предприятия, дома, школы, больницы, очень важна для следующих поколений горожан.

Один из бесценных первоисточников — Юрий Фролов. Он не просто участник событий тех лет и строитель-орденоносец. Юрий Николаевич мог видеть динамику стройки с разных ракурсов, ведь он был первым заведующим отделом строительства в исполкоме Волгодонского горсовета, фактически создавал это структурное подразделение и, конечно, всегда был на строительной передовой.

Юрий Николаевич Фролов

Далекое лето 53-го

Строительный сектор для Юрия Фролова открылся в 1953 году. Именно тогда он, выпускник средней школы станицы Романовской, стал студентом первого курса Ростовского инженерно-строительного института, поступил на факультет «Промышленное и гражданское строительство». В это время у молодежи был порыв учиться и потом работать на благо своей родины. Поэтому и готовился основательно — конкурс был семь человек на одно место. Но Юрий справился: он и в школе учился хорошо, и студентом зарекомендовал себя прилежным. Кстати, первую государственную награду получил еще во время учебы. Во время практики строил в Казахстане, в Акмолинской области, дом культуры для работников села, а результатом труда стала медаль «За освоение целинных земель». Такую награду студентам давали редко, в их группе отметили всего двоих — руководителя стройотряда и комсорга Фролова.

А после окончания учебы Юрий Николаевич получил направление в город Асбест, в 90 километрах от уральского Свердловска, в управление Баженовского строительства, где возводили фабрику по обогащению асбеста, в комплексе с шахтой. Там работали уже пять таких объектов, а новая фабрика, шестая, должна была их превзойти по масштабу. Асбест называли в то время «жемчужиной» Урала.

Командовал этим управлением... Лазарь Моисеевич Каганович! Да, тот самый верный и грозный сподвижник Сталина, известный своей жесткостью и требовательностью. Отправленный новым партийным руководством в «почетную» ссылку, он уже был совершенно другим, от деспотичности и грозного пыла не осталось и следа.

На первом своем по-настоящему рабочем месте у Фролова и пошел карьерный рост — от прораба до начальника участка. На стройке в управлении требовались хорошо подготовленные специалисты, поэтому вскоре Юрий Николаевич оказался в самом тресте «Асбоцемстрой» руководителем производственно-технического отдела. Но протирать стул ему не понравилось, хотелось быть ближе к стройке, поэтому его просьбе вняли и перевели в строительное управление главным инженером.

Накануне больших дел

В то время высокая должность не давала основание для брони от армии. Вооруженным силам тоже нужны были специалисты. Так, в 1962 году Юрий Фролов был призван в Вооруженные силы страны. И здесь ему поручили дело особой государственной важности — строить особые объекты, площадки для ракет стратегического назначения. Служить пришлось в непростых условиях, вдали от населенных пунктов, в лесах и непроходимых болотах, где о каких-то условиях для проживания и заикаться не приходилось.

Сколько тянулась бы служба — неизвестно, но подоспел знаменитый приказ Хрущева о массовом сокращении военнослужащих, и Юрий Фролов оказался в числе тех «1200000 офицеров», которых отправили в запас. После демобилизации он приехал в Ростов, город своей студенческой молодости. Работы было хоть отбавляй, но перспектив получить квартиру не наблюдалось. Поэтому и решил вернуться в родную станицу, где знающие люди посоветовали присмотреться к соседнему Волгодонску — здесь продолжалось строительство химического комбината.

Первого, кого встретил при трудоустройстве, был Павел Якубовский, чье имя священно для каждого первостроителя. Наметанным взглядом главный инженер стройтреста № 3 (он непосредственно возводил ВХЗ) сразу разобрался, что перед ним человек, разбирающийся в деле. Поэтому Павел Иванович назначил Фролова начальником участка, который в это время занимался строительством очистных сооружений для города, проект был непростым и считался новинкой в масштабе всего СССР. Были и другие важные объекты предприятия химической отрасли, в перспективе вырисовывалось создание крупного строительного управления при химзаводе.

Заказы выполняли не только в Волгодонске, но и в поселке Южном. Несомненно, в условиях интенсивного строительства во многом уникальных объектов приходилось напрягать все свои организаторские способности, использовать теоретические знания и практический опыт. Все это заметили, и в 1972 году Юрия Николаевича пригласили на работу в горком. Вначале закрепили за отделом промышленности и транспорта, затем поручили создавать отдел строительства. В то время дорабатывал свой срок Борис Головец, передавал дела Игорю Учаеву. И его слова хорошо запомнились Фролову: «Мы накануне больших дел, предстоит огромная работа...»

Эпоха Атоммаша

Начиналась атоммашевская эпоха. Но кроме завода-гиганта в городе возводились и другие масштабные объекты — например, мясокомбинат. Это, по мнению Юрия Фролова, было сложнейшее задание, которое выполняло всего одно строительное подразделение во главе с Виктором Стадниковым. «Если быть объективным, — отмечает Юрий Николаевич, — эту объемную работу должно было выполнять крупное строительное управление. Но он, надо отдать должное, с порученным делом справился».

Работать в этот период было действительно тяжело. Каждый день ломали голову над тем, где расселить вновь и вновь прибывающих строителей, как упорядочить работу, на какой участок бросать резервы, где изыскивать дополнительную технику. Все время только и звучало: «Давай! Давай!». Заблаговременно, как вначале казалось, построенные общежития по улице 50 лет СССР сразу же оказались практически переполненными. Первый секретарь горкома партии Игорь Учаев лично объезжал дома, которые готовили к сдаче, и, несмотря на поджимающие сроки, в первую очередь требовал качества. Если видел брак, то звал прораба и спокойно, без криков спрашивал: «Безобразие делаете, как исправлять думаете?».

Расположение места стройки тоже было проблемным. Лишь один мост в Красном Яру соединял старую часть Волгодонска с площадкой строящегося Атоммаша и нового города, не всякая техника здесь проходила. Затем стали строить путепровод. Изначально по проекту это был мост-красавец на мощных опорах, но стремление сэкономить, увы, возобладало, и город получил путепроводный мост, который сегодня создает массу проблем для движения. Да и эстетический вид города очень много потерял, и Юрию Николаевичу по этому поводу обидно до сих пор.

От штаба до штаба

Чиновники во времена великой стройки редко находились у себя в кабинетах — приходилось постоянно ездить по объектам, чтобы владеть полной и достоверной информацией. Ведь стратегия развития и хода стройки должна была определяться исходя из точных данных.

Ресурсов катастрофически не хватало. Министерство энергетики, под эгидой которого строился Волгодонск, приоритетом видело только производственные объекты, а сам город был на втором плане. Однако партийное руководство всячески старалось, чтобы не забывали о социально-бытовых проблемах строителей, чтобы Волгодонск не превращался в одно большое общежитие, в котором есть только койко-места. И лучшим средством решения такой дилеммы были штабы по строительству.

Как не вспомнить в этой связи второго секретаря ростовского обкома Николая Иваницкого. Строгий, жесткий, после его выговоров, бывало, некоторые руководители организаций теряли свои должности. Но именно он проявлял на деле наибольшую заботу о городе, понимал, что в нем необходимо комфортно жить и сегодняшним строителям, и их детям и внукам. С трудом, но удавалось с его помощью отбить часть средств на развитие Волгодонска.

На заседаниях штабов, которые проходили не реже одного раза в месяц, приезжали из московских министерств и главков, управляющие трестами подрядных организаций на строительстве Атоммаша. Это был мощный координирующий орган, который в безумном водовороте событий помогал упорядочить процесс строительства, а заодно обеспечивал жесткий отбор руководящих кадров. Прямо на месте разбирали все конфликтные моменты и выясняли, кто кому фронт работ не обеспечил, кто кому бетон или кирпич не дал. Судьба Волгодонска решалась и выше: Ростовский обком на своем бюро в конце года подводил итоги по строительству города и с подачи штабистов утверждал перечень объектов соцкультбыта на следующий год, при этот сам этот перечень проходил через сито строгого анализа и отбора. А еще Фролову приходилось несколько раз вести деловую беседу с Аркадием Вольским, известным политическим деятелем России — тогда он представлял ЦК партии по линии промышленности и курировал вопросы по Волгодонску, неоднократно бывал в городе.

История с ПЭНами

Отдел строительства, который возглавлял Юрий Фролов, готовил массу документов, справок и информации для работы городского строительного штаба. Помощники у Юрия Николаевича были ему под стать — такие же грамотные, энергичные и думающие специалисты, в последующем они достигли больших высот. Инструкторами в его отделе работали Анатолий Жмакин, с именем которого потом будет связана целая школа по повышению эксплуатационной надежности зданий и сооружений, будущий руководитель института «Горпроект». И Александр Лазарев, который стал заместителем главы администрации в команде Вячеслава Хижнякова. Третий инструктор Александр Вельченко впоследствии пошел на повышение в область.

Юрий Николаевич строг в оценках к волгодонским строителям. Но вот по поводу «падающих» домов может объективно сказать, что их вины в проблеме просадок нет. Фролов одним из первых обратил внимание, что дом пермской серии на улице Степной вдруг начал давать трещины. Стали срочно исправлять ситуацию. Большую роль в этом деле сыграли главный инженер УКС «Атоммаша» Александр Рыбаков и главный инженер «Горпроекта» Василий Баклицкий. Дом спасли, залив массу жидкого стекла и сделав металлическую обвязку-стяжку. Но затем такая же ситуация проявилась и на других объектах.

Стали изучать вопрос, и, как оказалось, на нашей территории подвели старые строительные нормы и правила. Согласно им было достаточно проводить испытательное бурение через каждые сто метров. А Волгодонск показал: этого мало, грунты могут меняться и через 50, и через 20, и через четыре метра. После истории с просадками стали проводить испытание под каждой сваей: сто свай — значит, сто испытательных бурений. Строительные нормы в стране пришлось поменять, и причиной стал Волгодонск, хотя и дорогой ценой.

Стройка и люди

В 1977 году Юрий Николаевич после заседания бюро был направлен на работу по контролю за ходом строительства объектов жилья и соцкультбыта. Работал в тресте «Волгодонскэнергострой» заместителем главного инженера, потом перешел в УКС Атоммаша начальником отдела технадзора по жилищному строительству. Работы и здесь хватало, темпы возведения домов были мощные.

На разных участках фронта громадной стройки приходилось встречаться с разными людьми. Больше всего в строителях Фролов ценил и сейчас ценит интеллект. Были тогда, откровенно, разные люди, карьеристы и властолюбцы, для которых должность была самоцелью. И учиться они шли только за тем, чтобы обладать заветной корочкой. О них он особо вспоминать не любит. А вот о тех, кто профессионально выполнял свою работу, об «умнейших людях стройки», рассказывать может долго. Грамотные расчеты экономили средства и силы, обеспечивали долгую эксплуатацию всего сделанного руками строителей. К таким людям Юрий Николаевич относит Евгения Баженова, Николая Руденко, Виталия Бугрова, Германа Иконникова, Вениамина Скопова, Сергея Шерстюка, Николая Рыжова, Юрия Федерякина, Владимира Никитина и многих других. С особым почтением он относится к памяти строителей-фронтовиков Петра Котлярова, Юрия Елизарова, Сергея Гринько.

Юрий Фролов ушел на заслуженный отдых в 1995 году. Но до сих пор внимательно следит за тем, чем живет строительный комплекс, какие успехи у тех, кто начинал работать под его началом, радуется, когда сдаются новые дома. И любит гулять по улицам Волгодонска — города, который был построен благодаря мужеству и упорству его коллег.

Высота Виктора Стадникова
Дотянуться до мечты

Оформление подписки

Подпишитесь на рассылку и получайте информацию о новых событиях банка

Пресс-служба

+7 495 620-19-66

pr@voz.ru

101990, Москва, Лучников пер., д. 7/4, стр. 1

Банк «Возрождение» (ПАО), управление по связям с общественностью