Мы долгое эхо друг друга

17 июля 2014 года

Елена Сотникова
Газета «Волгодонская правда», № 78 от 15.07.2014

Семья Ковалевских

Семейное счастье невозможно измерить, взвесить и оценить — не придумали еще таких единиц, да, наверное, и не придумают никогда. Счастье — в долгих дорогах, пройденных рука об руку, в светлых воспоминаниях о них, в теплоте и нежности, в детях и внуках, в доме, где тебя любят и ждут. 47 лет вместе идут по жизни Андрей Андреевич и Галлия Хисматовна Ковалевские. Он — известный в городе человек, руководитель ООО «СФ Волгодонскстрой», Заслуженный строитель России, Почетный гражданин Волгодонска. За плечами — четыре великие стройки Союза, последней из которых стал Атоммаш. А это значит километры стройплощадок, постоянные переезды, жилье, которое пришлось оставлять, не успев толком к нему привыкнуть, работа на грани нервного срыва. Но трудности никогда не казались Андрею Андреевичу непреодолимыми, в первую очередь потому, что рядом всегда была его Галия...

Версты длиною в жизнь

Ковалевский родился в поселке Миллерово Куйбышевского района. Основателем поселения (как и одноименного города на севере Ростовской области) был известный дворянин Миллер немецкого происхождения. Для того чтобы заселить пожалованные земли, он начал покупать крепостных. И однажды карточный долг ему отдали деревней в Курской губернии, откуда Миллер вывез на Дон целые семьи. Среди переселенцев оказался и предок Андрея Андреевича.

Затем отменили крепостное право, прошел почти целый век, дед Ковалевского отправился воевать с японцами, заслуги оценили — после демобилизации дали большой надел и деньги, на которые семья завела хорошее хозяйство. Дед всего год не дожил до Октябрьской революции, он так и не узнал, что при советской власти сын лишился всего, а в 1937 году его забрали как врага народа.

За ним пришли ночью. Беременная жена, у которой было трое детей на руках, пешком отправилась в Ростов, чтобы узнать о судьбе мужа, но его уже послали по этапу на север. Женщину принял сам начальник тюрьмы и сказал: «Мамаша, идите домой, берегите ребенка. Настанет время — вам все расскажут».

Андрей Андреевич так никогда и не увидел своего отца. Семью сразу же выгнали из дома, повесив над дверью надпись, практически приговор в те времена: «Здесь живут враги народа». Долгие годы это клеймо портило ему все анкеты. В Ростовском строительном институте на вопрос, имеются ли в семье враги народа, честно ответил: «Да». В приемной комиссии переглянулись и посоветовали парню порвать бланк, заполнить новый и написать: «Нет». И дело было не в простой жалости — Сталин умер, приближался 56-й год, XX съезд КПСС и знаменитая речь Хрущева о культе личности.

Отца Ковалевского реабилитировали, но он к тому времени давно лежал в могиле, умер в одном из лагерей в Архангельской области от воспаления легких. Когда спустя много лет Андрей Андреевич собрался поехать в эти места, ему сказали, что могут показать только холм: «Вот здесь их всех и хоронили».

Два потерянных брата

В сорок первом началась война. Семья, которая устала скитаться по соседям, решила вернуться в родовой дом — попросту оторвали доски на заколоченной двери. Но вскоре пришли оккупанты, и немцы нагло зашли на постой. Один из старших братьев ушел в партизаны, но нашелся предатель, весь отряд казнили в степи. А на косяк снова прибили зловещую табличку: «Здесь живут враги рейха».

Второй брат уцелел при оккупации и в 1943 году отправился на фронт. Через три месяца мать потеряла второго сына — он погиб на Миусском фронте при штурме Саур-Могилы. Эта высота, где проходили кровопролитные бои, всегда считалась святым местом. Однажды Андрей Ковалевский поднялся на вершину горы, постоял, склонив голову в память о брате и всех погибших солдатах, как вдруг услышал позади украинскую речь. Оказывается, приехала экскурсия пионеров и комсомольцев из Рязани, а вел их ветеран-украинец, который выжил при штурме. Поговорили, вспомнили о военных годах.

Откуда же тогда было знать, что не менее страшные времена еще впереди? Саур-Могила находится на украинской территории, в Донецкой области, и сегодня здесь вновь слышны разрывы снарядов и свист пуль — спустя 70 лет после Великой Победы. А еще в Луганской области бомбили оборонный завод, который в советские годы возводил Андрей Андреевич. За такое ли мирное небо отдали жизнь его братья?

Самая красивая девушка в Балхаше

После института судьба привела Ковалевского в Казахстан, хотя по распределению он мог бы остаться на Дону.

— Нужно знать ту атмосферу, которая царила в послевоенные годы, — говорит Андрей Андреевич. — Мы все были охвачены настоящим «романтическим патриотизмом» — по радио (а про телевизоры мы толком и не знали) с утра до вечера звучали названия великих строек, имена строителей-рекордсменов, героев-стахановцев. Восстановление народного хозяйства было темой номер один, и уже школьниками мы рвались поехать в какую угодно точку страны, чтобы принести ей пользу. Это был единый трудовой порыв, который шел от всего сердца — такое единение сердец вряд ли когда-нибудь сможет повториться.

Выпускник РИСИ выбрал город Балхаш, где как раз начиналась строительство горно-металлургического комбината — гигантского медеплавильного производства. Здесь, в Балхаше, собрались сотни молодых инженеров и строителей. Здесь создавались семьи, рождались дети. Здесь Андрей Ковалевский встретил свою судьбу и женился.

Галия Хисматовна тоже работала на стройке, была экономистом. Она из рода Новосибирских татар, деда и бабушку репрессировали, мать с отцом бежали в Казахстан. Папа ушел на передовую, когда началась война. В Великую Отечественную пуля его пощадила, но тяжело ранила в сорок седьмом в Кенигсберге. Вернувшись домой, он прожил всего два года и умер от ран.

Свадьбу Ковалевские сыграли в 67-ом. Хотя какая по тем временам могла быть свадьба? Купили симпатичную ткань и сшили платье невесте, а регистрацию отмечали в квартире начальника строительного участка. Пришли коллеги и друзья, едва все поместились, но было весело и здорово. Жаль только, что не осталось на память свадебной фотографии.

Стройка — судьба и жизнь

Закончилось строительство Балхашского комбината, и Ковалевский с коллегами написали письмо в ЦК ВЛКСМ с просьбой направить их на другую стройку — Саяно-Шушенскую ГЭС. «Вы нужны в Казахстане», — ответили из Москвы. Но все же молодые супруги рвались на новое место, и оно быстро нашлось — в Луганской области возводили крупный завод регионального значения. Вместе с маленькой дочкой Кристиной поехали туда.

Было построено и это предприятие, когда прозвучал клич на строительство Камского автомобильного завода в Набережных Челнах. Зимой вместе с другом Андрей Андреевич отправился «на разведку», но жена товарища наотрез отказалась переезжать. «Боря, — сказала она, — ты никуда не поедешь, тебе нужен душ каждый день».

В результате весной в Набережные Челны отправилась только одна семья. И слова про душ оказались в точку. Строительство КамАЗа только разворачивалось, людей размещали в палатках и времянках — под брезентом тесно друг к другу ставили койки, грелись «буржуйкой».

— Увидев городок в первый раз, я был поражен до глубины души, — вспоминает Андрей Ковалевский. — Особенно меня потрясло, что в таких условиях жили мамы с детьми, и никто не жаловался. Современное поколение, наверное, нас вряд ли поймет, но в те времена быт казался вторичным. Ведь мы строили заводы-гиганты, прокладывали великие магистрали, отправляли героев в космос.

Можно сказать, семье Ковалевских еще повезло. Начальник стройки уступил им под жилье свой... служебный кабинет. В приемной оборудовали кухню, удобства — на улице. Каждое утро, проводив мужа на работу, Галия Хисматовна ехала на автобусе с ребенком в садик, потом возвращалась на стройку (она все эти годы работала рядом с супругом), затем забирала дочь и спешила домой приготовить ужин из того, что успевала найти в местном магазине, где разносолов, понятно, не водилось. Еще труднее стало, когда родился сын Георгий. Но никогда Галия Хисматовна не жаловалась, понимала, что мужу еще тяжелее. Он руководил участком строительства, уходил ранним утром, приходил поздно, уставший и охрипший после постоянных «летучек» и штабов.

Атоммаш, город и сапоги

А дальше был завод-гигант Атоммаш. Андрей Ковалевский начал свой путь в городе с главного инженера в управлении строительства «Заводстрой», затем был домостроительный комбинат, после — трест «Волгодонскэнергострой», который он возглавил. В очередной раз семья сменила регион, квартиру и привезла с собой несколько пар резиновых сапог — знали, что едут на стройку. Все начиналось заново: утро — дети (вскоре появился второй сын, Георгий) — автобус — садик — очередь за продуктами. И снова непролазная грязь вокруг, потому что строились не только корпуса будущей гордости атомного машиностроения страны, но и сам молодой город.

— Никогда не было, чтобы руководители сидели в кабинете, в то время как строители трудились на площадке, — вспоминает Андрей Андреевич. — Все вместе работали по колено в грязи, сдавая объект. Самое «любимое» время — ранняя весна и поздняя осень, когда после дождей грунт подмораживало. Замерзали руки и ноги, сегодня у всех моих коллег той поры болят суставы — ревматизм, артрит. Но я ни о чем не жалею, я рад, что строил новый завод и город, который прославляли в стихах и песнях, хожу по улицам Волгодонска и порой замирает сердце — вот здесь когда-то не было ничего, только степь, а мы отвоевывали ее метр за метром.

Стройка для Ковалевского всегда была алтарем, на который он каждый день приносил себя, отрывая время от семьи и детей. Ему в свое время дважды предлагали вступить в КПСС, но он отказывался, говорил: «Я еще не готов». И только на КамАЗе он, наконец, согласился, почувствовав, что время пришло. А когда будущего коммуниста спросили, какое у него есть желание в данный момент, ответил просто: «Мне на завод надо, срочно, мы фундамент сейчас сдаем». После этого вопросов у старших товарищей не нашлось — Андрея Ковалевского приняли в партию единогласно.

И когда грянул 1991 год, он не побежал сдавать свой партийный билет (или сжигать его, как делали многие). Да, пришло другое время, сменился строй, практически мгновенно россияне очутились словно в другом государстве. Однако стране надо было по-прежнему строить. А поскольку Андрей Андреевич был зодчим, что называется, до мозга костей, то продолжил заниматься любимым делом. И строит до сих пор.

Дети четы Ковалевских достигли в жизни многого. Кристина — известный в городе флорист, Георгий — экономист, заместитель директора СФ «Волгодонскстрой», депутат Думы Волгодонска, Андрей — ведущий специалист по логистике компании «Балтика» в Ростове. Растут два внука и четыре внучки. А на днях губернатор Ростовской области наградил Андрея Андреевича и Галию Хисматовну почетным знаком «Во благо семьи и общества» — он вручается семьям, которые внесли вклад во благо процветания донского края.

— У меня всегда была уютная гавань, где я мог оставить все заботы и проблемы, — говорит Ковалевский. — И не устаю благодарить судьбу за то, что нашел свою вторую половину...

За любовь и верность
Легенда нашего футбола

Оформление подписки

Подпишитесь на рассылку и получайте информацию о новых событиях банка

Пресс-служба

+7 495 620-19-66

pr@voz.ru

101990, Москва, Лучников пер., д. 7/4, стр. 1

Банк «Возрождение» (ПАО), управление по связям с общественностью