Фронтовик. Герой. Первостроитель

20 мая 2014 года

Игорь Щербаков
Газета «Волгодонская правда» от 9 мая 2014 года

Зубков Павел Андреевич

Парад победителей

Совместный проект «Волгодонской правды» и банка «Возрождение» под личным патронажем управляющего Волгодонским филиалом банка «Возрождение» Алексея Дмитриевича Петракова

Их оставалось только...

Они уходят. Уходят туда, откуда нет возврата. За последние три года число участников Великой Отечественной войны уменьшилось на 237 человек. Сегодня их в городе 249. Всего 249. Мы рассказываем о тех, кто еще рядом с нами и остается живым свидетелем тех страшных лет.

Военные и мирные дороги Павла Зубкова

Несколько лет назад группа предпринимателей решила выпустить к новому году красочный широкоформатный календарь «Мы гордимся тобой, Волгодонск!». На каждый месяц — фотопортрет знаковой личности. Долго думали, кто должен украсить июльскую страницу (тем более что на этот месяц приходится день рождения города). Посоветовались со старожилами, краеведами и пришли к однозначному мнению: здесь должен быть портрет первостроителя и фронтовика Павла Зубкова. Его имя много о чем говорит тем, кто стоял у истоков Волгодонска.

Далекие сороковые

Родом Павел Андреевич из донских степей, станицы Нижнекундрюченской. Одно из ярких воспоминаний детства — красивые казачьи песни, которые затягивал отец со своими соседями. Но не песнями приходилось жить всей семье, а неимоверно тяжелым трудом. В этих условиях и закалялся характер будущего героя строительства Волго-Дона.

Война пришла в станицу в 1942 году после стремительного прорыва немцев на южном направлении. На другом берегу речки Паша увидел суетившихся немцев из саперного батальона, которые сгружали на воду понтоны. Через некоторое время мимо них пронеслись мотоциклы, потом потянулись колонны бронетехники — на Сталинград.

Незадолго до этого вернулся домой отец, который воевал и был ранен, лечился в госпитале в Шахтах. Едва успел выбраться оттуда — в город внезапно ворвались немцы. С одной стороны, семья была вместе, но душу томила тревога. И она скоро оправдалась: оккупанты первым делом выселили Зубковых из дома. Приютил их сосед. А вскоре за саботаж на работе Павла высекли розгами, потом вообще решили угнать в Германию. В списки попали отец и оба сына.

Когда колонна проходила мимо заброшенной кузницы, Зубков-старший и Паша ухитрились нырнуть в пустую дверь (к сожалению, брату сбежать не удалось, вернулся из рабства он уже после войны). Скрываться долго не пришлось — наша армия начала победоносное продвижение на запад, и станица была освобождена. Отец снова пошел на фронт, а Павел до мая 1943-го выполнял работы по восстановлению связи. Но потом все же настоял, чтобы его направили на передовую.

От Пензы до Бреслау

Сперва оказался в учебке в Пензенской области, где готовили пулеметчиков. Но когда молодой сержант попал в войска, то стал артиллеристом, службу проходил в 71-й зенитно-артиллерийской дивизии резерва главного командования. Такие части не имели постоянной привязки к определенному фронту, их перебрасывали туда, где намечался прорыв.

В это время Красная Армия вступила на территорию Польши. Участвовать пришлось в известных боях за Краков. После того как рухнул оборонительный рубеж по реке Висла, участь Германии была предрешена. В городе-крепости Бреслау была окружена крупная группировка врага, которая несколько месяцев снабжалась по воздуху. Чтобы поломать этот мост, зенитчикам пришлось потрудиться. Транспортные трехмоторные «юнкеры» сбивали в момент набора высоты, и за один день батарея, в которой служил Зубков, свалила на землю четыре транспортника, причем два из них было на счету его расчета. За это Павел Андрееевич получил свою первую награду — медаль «За боевые заслуги».

Над Бреслау после обстрелов постоянно стоял дым. В таких условиях нашей авиации было тяжело отделить своих от чужих, и один из налетов чуть не закончился печально для советских зенитчиков. На их расположение посыпались свои же бомбы. К счастью, обошлось без убитых, но в итоге в госпитале оказался весь расчет. К раненым наведался командир батареи и сообщил радостную новость: через пару дней приказали сниматься с позиций и маршем продвигаться на Берлин. Когда Павел Зубков и его товарищи узнали о предстоящем штурме столицы Германии, то попросту сбежали с больничных коек.

На Берлин, на Прагу!

Дошли до города Цоссен, стали размещаться на железнодорожной станции. И здесь произошел эпизод, который навсегда запомнился ветерану. Неожиданно из леса выползли несколько танков, и не каких-нибудь, а лучших в германской армии — тяжелых «тигров». Увидев эту стальную мощь, стало понятно, что малокалиберными орудиями бронированные чудовища не взять, но все же развернули орудия на прямую наводку. Все понимали, что этот бой будет неравный и, скорее всего, последний для наших солдат. Однако случилось чудо. На участке между советскими артиллеристами-зенитчиками и стремительно надвигающимися танками оказалась зыбкая, пропитанная влагой почва. Хороши были немецкие «тигры», но слишком тяжелы, потому и забуксовали. И это оказалось не последнее везение. На Берлин как раз продвигалась еще одна наша танковая колонна. Увидев еще издали очертания «тигров», танкисты перестроились в боевые порядки и расстреляли врага с близкого расстояния.

Двинулись вновь к логову Гитлера, ориентир — те самые знаменитые Бранденбургские ворота. Но не успели окопаться, как поступил новый приказ: «На Прагу!». Обеспечивая прикрытие танков от возможных авиаударов врага, спешили на помощь братьям-славянам как могли, но угнаться за нашими танкистами было просто невозможно. Вошли в город, когда в нем завершалась операция по освобождению от фашистских захватчиков. Простояли в столице Чехии десять дней, и солдат вновь перебросили, только уже в Австрию, в военные лагеря. Там и закончил службу Павел Зубков в 1948 году.

Волго-Дон — его судьба

Когда фронтовик вернулся домой, решил освоить мирную профессию водителя, поступил в Константиновскую школу механизации. Когда ее заканчивал, как раз развертывалось грандиозное строительство Волго-Дона. И Павел Андреевич попал на один из самых горячих участков — будущий Цимлянский гидроузел. Вначале ему дали самосвал ЗИС-585, а потом новенький МАЗ-205 — первый советский дизельный грузовик, который казался тогда верхом совершенства техники.

Работали до полного изнеможения. Машина вообще не простаивала. Пока отдыхал Зубков, баранку самосвала крутил его напарник. Вывозили грунт, отсыпали дамбу, потом снова рыли котлован на 14-м шлюзе. Запомнился момент, когда приехавший из столицы кинооператор вел съемку из его кабины, а потом рискнул устроиться каким-то чудом на капоте и снимал на камеру из такого положения, заснял и самого водителя. Потом эти кадры кинохроники стали свидетельством трудового подвига строителей Волго-Дона.

Вначале Павел Зубков был заместителем бригадира. Но тот нашел себе место поспокойнее, и пришлось Павлу Андреевичу встать на его место. В подчинении оказались большой коллектив и много техники: одних только самосвалов — 22 единицы, а еще грейдеры, экскаваторы и многое другое. Всего же в механизированной колонне насчитывалось 400 машин. Водители самосвалов давали тройную норму. Вместо 18 рейсов в смену делали больше пятидесяти! Обычно останавливались минут на пятнадцать, чтобы слегка отдохнуть, а дальше — снова за работу. Не было времени даже поесть как следует, перекусывали на ходу, прямо в кабине.

Знатный орден на груди

Но главным, эпохальным моментом стало перекрытие старого русла Дона. Работа была очень ответственной и фактически ювелирной, надо было точно проехать по направляющим специально построенного моста и вывалить бутовый камень, заполняя 80-метровый проем с водным потоком. Страшный грохот летящих вниз камней наполнил всю округу, напомнив фронтовику, как во время войны воздух сотрясал гром артиллерии...

На Волго-Дон тогда смотрела вся страна. И выдающихся строителей нашли награды. Павел Зубков был удостоен ордена Ленина. Такая оценка труда стала для Павла Андреевича приятной неожиданностью. Правда, потом знающие люди сообщили, что первоначально его подавали на Героя Социалистического Труда. Но Зубков по этому поводу не переживал, искренне радовался награде. А вот из-за того, что не смог выступить на празднике в честь окончания строительства ГЭС, сильно расстроился. Шел к месту митинга утомленный, с непокрытой головой и получил солнечный удар. Пришлось приходить в себя вместо того, чтобы выступать с речью.

Золотая летопись

Затем в трудовой биографии были учеба в Ленинграде, работа на рыболовецком сейнере на Сахалине первым помощником капитана по политической части. Но все же тянуло в родные края, Павел Андреевич вернулся в Волгодонск. Тогда он уже стал городом химиков, от нового гиганта индустрии и развивался «порт пяти морей». Зубков работал на ВХЗ, был куратором строительства Дворца культуры «Октябрь», а потом и возглавил его, многое сделал для сферы культуры.

Впоследствии работал на Волгодонском опытно-экспериментальном заводе, в тресте «Водстрой», на Атоммаше — начальником бюро соцсоревнований. Постоянно общался с людьми, учил, как добиваться успехов. Один из его учеников, Владимир Захаров из третьего корпуса Атоммаша, тоже стал кавалером ордена Ленина и до сих пор заходит в гости к своему наставнику.

54 года рядом с Павлом Андреевичем была супруга Зинаида Афанасьевна, с которой познакомились на стройке. Сейчас ее уже нет, осталась только добрая память о своей второй половине. Неумолимо летит время, уходят близкие и друзья... Поэтому так хочется ветерану, чтобы в золотой летописи Волгодонска навсегда остались имена тех, кто строил наш родной город, а молодые уважали и ценили все то, что было создано руками прошлых поколений.

Большая жизнь Антона Соболевского
Маленький солдат большой войны

Оформление подписки

Подпишитесь на рассылку и получайте информацию о новых событиях банка

Пресс-служба

+7 495 620-19-66

pr@voz.ru

101990, Москва, Лучников пер., д. 7/4, стр. 1

Банк «Возрождение» (ПАО), управление по связям с общественностью