Огненная дорога Федора Вапничного

8 мая 2014 года

Геннадий Пименов
Волгодонская правда, № 41-42 от 19 апреля 2014 года

Вапничный Федор Васильевич

Федор Васильевич Вапничный всегда охотно идет на контакт с молодым поколением, он частый гость в школе № 13, в детском саду «Росинки». Рассказывает о боевом прошлом честно и откровенно — как есть, с душой, и потому его слушают так внимательно. А если ребята видят перед собой живой пример настоящей стойкости, мужества и героизма, то и вырастут из них настоящие патриоты.

А завтра была война

Наш герой родился в Одессе 12 декабря 1925 года. Но коренным одесситом стать не успел: как только закончилась служба на военном флоте у главы семьи, переехали на родину отца в украинское село Абрикосовка, что в Каменец-Подольском районе (оно действительно славилось на всю округу своими абрикосовыми садами). А потом Вапничные обосновались в другом селе — в Гуменцах, где отец получил работу от управления железных дорог. Поселились на окраине, жили в небольшой служебной будке.

До границы было всего 30 километров, и поэтому война ворвалась в их жилище так стремительно и внезапно. Гуменцы оккупировали мадьяры — союзники немцев. У порога залаяла собака, и сразу же раздался выстрел — так оккупант показал, кто здесь хозяин. Второй солдат, увидев детей, навел на них свою винтовку, но благо, что в третьем солдате проснулось что-то человеческое — он резко ударил по стволу. Оккупанты были разочарованы — семья жила так бедно, что и забрать у нее было нечего.

А вскоре в селе появилась и немецкая администрация. Именно она занялась угоном молодежи на работы в Германию. Шел уже сорок второй, когда по списку старосты на такие сборы вызвали и Федора.

Со всех окрестных деревень собрали примерно двести человек, под конвоем погрузили в вагоны для перевозки скота и повезли на запад. Доставили в Варшаву, а оттуда — в Австрию, в альпийское предгорье, где работников поставили на посадки пихты и уход за лесными насаждениями. Так прошел почти год, и Федор решил бежать.

Хромой немец, приставленный к ним надзирателем, не представлял полноценной охраны. И вот пока все спали, ранним утром парень спустился с чердака и двинулся вдоль трассы, по лесам, на восток. Стремился попасть на железнодорожную станцию и спрятаться в каком-нибудь вагоне, идущем в нужном направлении. Вот только не обратил внимания на попавшуюся по пути бричку с немцем — видимо, он и доложил куда следует о подозрительной личности. Примерно через час беглец услышал за спиной лай собак. Двое вооруженных немцев его догнали быстро, но, к счастью, овчарку не отпустили с поводка.

Снова плен и свобода

По иронии судьбы Вапничного привели как раз на ту станцию, на которую он так стремился попасть. Только оказался он в австрийской тюрьме. Кого там только не было — немцы, русские, поляки, чехи и даже англичане. В камере долго не задержался — через две недели Федора и двух сокамерников погрузили в машину и отправили в концлагерь. Здесь, за рядами колючей проволоки, было еще больше людей разных народов, но больше — русских. И всех гоняли на тяжелые работы.

Однажды произошло ЧП. Вольнонаемные гуцулы, которых завербовали на работу за большие деньги, обиделись на немцев, что их плохо кормят, и стали швырять в хозяев обед. Немцы были вынуждены вызывать подмогу. В этой неразберихе Федор оказался в мятежной толпе. Восставших решили развести в разные стороны. Так арестант Вапничный оказался в группе, которую повезли на восток. Вот почти родные места, и снова в голове забилась мысль о свободе.

Второй побег удался. Федор выпрыгнул из вагона и спрятался в лопухах, выждал время и стал подальше уходить от станции. Теперь он был очень осторожен — больше не хотелось попадать в плен. К осени 1943 года ободранный и изголодавшийся парень наконец добрался до порога. Затаился, был тише воды и ниже травы, а через несколько месяцев в село вошла наша армия. Через три дня вновь заработал военкомат, и братья Вапничные получили повестки. Брат Николай почти сразу попал на фронт, вскоре в бою его тяжело ранило, и он был комиссован. А Федор и его друг детства Янек Ильницкий попали в знаменитые учебные Орховецкие лагеря во Владимирской области.

Фронт идет на запад

В один из дней всех вывели на плац и предложили выйти из строя тем, кто хочет стать танкистом. Федор и Янек шагнули чуть ли не первыми. Но всего добровольцев набралось человек пятнадцать — многие побаивались танков. Так Вапничный оказался в танковой учебной части и стал овладевать мастерством наводчика. Здесь готовили экипажи танков Т-34 и самоходных установок СУ-76. Благодаря меткости даже ставили в пример. А потом отправили в город Горький, где получали боевую технику. На платформы погрузили новенькие самоходки, и на фронт!

Разгружались уже в Польше, и сразу — потери. Налетели немецкие самолеты, стали бомбить. Загорелась не успевшая разгрузиться техника. Необстрелянные танкисты ринулись в камыши у ближайшего озера, но некоторые в них так и остались...

Второй Белорусский фронт, которым командовал маршал Жуков, шел все дальше на запад. Вот река Одер, а за ней — Германия, где сразу почувствовался накал сражений. Каждый свой город немцы старались превратить в крепость, мобилизовывали все население. Здесь и пригодились самоходки: СУ-76 были огневым сопровождением наступающей пехоты и танков.

Прошли те кровавые первые годы войны, когда на огневые точки бросали цепи пехоты. Теперь была слаженность действий. Пулеметные гнезда засекали и расстреливали орудиями самоходок. И выстрелов приходилось делать много — казалось, что стреляли почти из каждого подвала, окна, чердака. Немецкие города пылали от залпов наших орудий. Особенно Федору Васильевичу запомнился один бой. Наш танк, самоходка Вапничного, и тачанка с пулеметом получили задание войти во вражескую деревню, когда с ее окраины открыли огонь. Вышли на сближение, стали снаряд за снарядом посылать по траншее, где засели немцы. Огонь оказался эффективен, они стали выскакивать из укрытия, и тут их накрыл огонь из пулемета тачанки. Тогда немцы поняли, что пришел «капут», пора сдаваться. Вверх подняли руки примерно шестьдесят человек.

Два танкиста, два друга

Пришлось поохотиться и на «тигра». Этот грозный тяжелый немецкий танк был серьезной машиной. Его пушка могла поражать бронетехнику на большом расстоянии, в то время как ее очень крепкую лобовую броню не могли пробить наши снаряды. Шли колонной, и вдруг — выстрелы. Три наших танка, шедших впереди, встали подбитыми. Место, откуда «тигр» вел огонь, засекли и послали с ним разобраться две самоходки. Первая застряла в болоте, и к чаще, где засел в засаде «тигр», скрытно подошла только одна самоходка, где наводчиком был Вапничный. Он выстрелил несколько раз. Вроде попал. Только лично удостовериться не успел — дали команду снова встать в колонну и ехать вперед, на Берлин. Но больше «тигр» не стрелял — значит, все же подбили «зверя».

Вскоре случилась беда с Янеком, другом Федора, который воевал бок о бок, на соседней самоходке. Его машину подожгли фауст-патроном, а Янек остался внутри. Спасла его молоденькая девчушка-санитарка: через дверь в корме самоходки ринулась в огонь и вытащила танкиста. Только вот имя ее так и не узнали... Через много лет, вернувшись после многолетней службы, Федор Васильевич вновь встретил своего друга детства и боевого товарища. Мало что напоминало красавца Янека — лицо и руки обгорели местами до костей, пересадка кожи почти не помогла. Но главное — выжил.

Досталось и Федору Вапничному. Самоходку накрыли ответным артогнем, повредили машину, а его самого ранило осколком в грудь, вдобавок получил еще и контузию. Но от госпитализации отказался, перевязали в санчасти — и снова в строй.

Берлинский ад

Берлин был все ближе и ближе, а сопротивление немцев — ожесточеннее. Оборонительные сооружения вблизи немецкой столицы были мощные, но здорово помогли «катюши» и дальнобойная артиллерия. Постоянно бомбовые удары наносили наша авиация и союзники. Вошли в Берлин как в ад. Все вокруг горело, гудело, грохотало, взрывалось и рушилось. Солдаты переходили от дома к дому, занимая улицу за улицей. До сих пор фронтовику не верится, как удалось выжить в этой мясорубке.

Подразделение, где служил Вапничный, шло не к рейхстагу — ему была поставлена цель в другом секторе Берлина. Но все равно логово врага удалось увидеть чуть позже, когда после отгремевших залпов их провезли по Берлину. Все стены и колонны рейхстага были в надписях, а некоторые так высоко, что диву давались: как можно было сюда забраться? Федор просто не смог найти свободного места, чтобы расписаться. А когда пришло известие о победе, все от радости начали палить вверх. Выпустил из своего штатного ППШ все 72 патрона и Федор Васильевич.

Подразделение вывели из поверженной Германии вначале в белорусский городок Осиповичи, затем — на Кавказ. Федор Вапничный сменил оружие: вместо самоходчика стал минометчиком. Поступил в военное училище, но потом понял, что знаний не хватает, ведь до войны он успел отучиться только шесть классов. Восьмилетку и техникум закончил уже после, на гражданке.

Архангельск — Волгодонск

Как инвалида третьей группы его комиссовали в сорок девятом. Все эти годы Федор мечтал увидеть свою любовь — Елену, с которой вместе учился еще в школе. Но нашел ее не у себя на родине, а в далеком Архангельске. Туда она поехала за своим отцом, репрессированным в 1937-м. Понятно, что никаким «врагом народа» он не был, зато был талантливейшим агрономом, и даже там, на Севере, умудрился развернуть хозяйство в парниках и теплицах по уникальным собственным проектам. Лагерное начальство его уважало и предоставило свободу действий, однако как только закончился срок, такого полезного человека все равно не отпустили. Вот и пришлось семье перебираться в Архангельск. А затем к любимой девушке приехал солдат-победитель.

Поженились и вместе уже 61 год! Со стороны на них смотришь и не нарадуешься — какая гармоничная супружеская пара, сколько любви друг к другу в их глазах. Вырастили двух сыновей, к одному из них переехали в Волгодонск в 1978 году. Федор Васильевич работал в автотранспортном управлении, был членом парткома, председателем городского комитета ветеранов войны.

Руки у фронтовика по-настоящему золотые — его всегда ценили как краснодеревщика. Да и сноровка будь здоров — до сих пор он заядлый рыбак, знает толк в этом деле, всегда готов поделиться секретами как рыбалки, так и своего долголетия. И в активе депутата Таисии Чевтаевой ветеран свой человек — права соседей-собственников жилья отстаивает, аргументируя законами. А особая гордость четы Вапничных — дети, внуки и правнуки. Самый маленький, Никитка, во всем хочет быть похож на своего прадеда.

Пока готовился материал, пришло известие, что Федора Васильевича Вапничного не стало...
Банк «Возрождение»: подводим итоги 2013 года
А я расскажу про бабушку

Оформление подписки

Подпишитесь на рассылку и получайте информацию о новых событиях банка

Пресс-служба

+7 495 620-19-66

pr@voz.ru

101990, Москва, Лучников пер., д. 7/4, стр. 1

Банк «Возрождение» (ПАО), управление по связям с общественностью