Василий Федорович Башкатов

9 мая 2010 года

Виктор Башкатов, сын
Волгодонская правда, № 45-46

Мой отец, участник Великой Отечественной войны, до конца своих дней, а умер он в марте 2007 года, не мог забыть о ней, проклятой: напоминали многочисленные минные осколки в его теле. Маленькие осколки — как большая память о пережитом, выстраданном и прочувствованном. А вот рассказать о своем участии в войне решился только один раз — в мае 2005-го, в канун 60-летия Великой Победы.

Война не обошла стороной маленькое село, затерянное в степях Оренбуржья. Василий Башкатов был призван в армию в неполные восемнадцать. В августе 1942 года (родился батя 10 октября 1924 года) он попал в отдельный учебный батальон 293-й стрелковой дивизии, прибывшей в городок Бузулук на переформирование. Поучиться воинскому мастерству новобранцу пришлось недолго: в октябре дивизию срочно перебросили в Серафимовичи, что на Дону.

Отец рассказывал: «Стояли на одном берегу наши, на другом — немцы. Немцы кричали: камрад, русс Вольга, буль-буль... А в 6 утра 19 ноября началась наша артподготовка, затем пошла авиация. Построили нас и зачитали приказ Главкома Иосифа Виссарионовича Сталина — перейти в наступление». Так и началась его короткая фронтовая биография.

Перебирались через Дон по тонкому, колеблющемуся льду, в основном ползком. Потом побежали: от немецких снарядов вода пошла поверх льда, и не поймешь, где лед, где полынья. Только слышишь: «браток, помоги!», оглянешься — шапка плавает, а человека уже нет. Выбрались на берег и — в бой, вода ручьями бежит с одежды, на морозе шинель колом... Если упадешь или заляжешь — трудно встать без помощи. А высушить некогда: одна команда — вперед!

Кажется, что первые двое-трое суток вообще не отдыхали, хотя ночью и спали как-то. В один из дней немцы бомбили. Залегли, вдруг удар по затылку: то ли ком мерзлой земли, то ли осколок на излете ударил в голову. Как лежал, так и ткнулся в землю носом. Потерял сознание, очнулся примерно через полчаса, потряс головой — и снова в бой. На затылке у отца с тех пор дыра под кожей так и осталась.

Помнится, в деревеньке под Калачом дня два передышка была: жители так радостно и тепло встречали, рассказывали, что немцы из домов им выходить не разрешали, а кто ослушивался — стреляли без предупреждения. После этой короткой передышки опять вперед пошли, на запад, по солнцу... Сколько атак было, не считал, но артиллерия сзади всегда шла. Как заминка — сопротивление румын ли, немцев ли, так их наши снарядами накрывали.

И так до 3 декабря, когда отца в одной из очередных атак тяжело ранило: рядом, слева, мина ротного калибра разорвалась, осколками ему ногу посекло, щиколотку раздробило, полбедра выворотило и на два ребра укоротило. Вынесли из боя и — в полевой госпиталь, разместили в палатках, там еще и пальцы ног отец отморозил. Как тяжелораненого его эвакуировали под Челябинск, до 5 мая лечили, а долечиваться пришлось в батальоне выздоравливающих на Челябинском тракторном заводе: около месяца рабочим завода танки помогали собирать.

В июле 42-го Василия Башкатова отправили служить в Молотов (сейчас Пермь) в маршевую стрелковую бригаду. Попал он в роту тяжелых станковых пулеметов «Максим». Звание сержанта присвоили (вспомнили, что в учебном батальоне два месяца был, в боях участвовал), и стал мой отец командиром отделения пулеметчиков станковых пулеметов, затем помощником комвзвода. Позже присвоили звание старшего сержанта и назначили старшиной роты. Молодых бойцов обучал и отправлял их маршевыми ротами на фронт. Самому больше в боях не пришлось участвовать: ранения тяжелые сказались. Многие десятилетия спустя врачи будут удивляться: как случилось, что он, не имея двух ребер и практически полбока, служил в армии, да еще и командиром, которому больше рядового службы доставалось. На левом боку ни лежать, ни спать не мог: осколки кололи... В марте 1947 года демобилизовался, и началась его мирная жизнь.

И еще отец говорил: «Страшно в ожидании боя, покуда сидишь в окопчике-укрытии или лежишь на земле. А как только встал с винтовкой в руках и пошел на врага, уже как бы не страшно, уже при деле. Уже все мысли только о том, как победить».

Фронтовики говорят, что пехотинец — солдат одной атаки, а там или ранение, или... Рядовой пехоты-матушки Василий Федорович Башкатов две недели в непрерывных боях и атаках прошел. Да в каких боях! Это же о знаменитой Сталинградской битве так обыденно и просто рассказывал мой батя! Об окружении немцев под Сталинградом, в котором он участвовал, о самом переломном моменте той далекой Великой Отечественной войны! Повезло ему. Выжил. Наград боевых не имел, да их в 42-м мало кто получал. Но за свой ратный труд отец был награжден в мирное время орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями...

Победа дается как награда терпеливым. Вот и в Великую Отечественную за терпение людское была дана Победа, так считал мой отец. А еще он говорил: за то, «что были все дружные, все национальности — как одна семья, никто ничего не делил».

Отец никогда не жалел себя. Великий труженик войны и тыла старшина В Ф. Башкатов более пяти лет, до 1947 года, служил в Красной Армии. Великий трудяга, он в тяжелейшее послевоенное время работал в совхозе трактористом-комбайнером, участвовал в освоении целинных и залежных земель Оренбуржья.

В 1949 году сыграли свадьбу с Марией Сергеевной, с ней он прожил в мире и согласии 58 лет! И ни разу не ссорились по-крупному, так, чуть обидятся и тут же отойдут сердцем. Такое вот было с нашими родителями. Наверное, только очень мудрые и счастливые люди могут позволить себе более полувека жизни в полном единении друг с другом.

Вся жизнь моих родителей в трудах прошла, тяжело жили, но надеялись на лучшее, верили в будущее. Мама в совхозе трудилась, четверых детей родила, троих вырастила. Отец трактористом работал, комбайнером, по состоянию здоровья (стал плохо слышать, осколки в теле «бродили», астма привязалась) перешел в рабочую кооперацию, трудился сантехником уже в Волгодонске. И везде его отличали добросовестность, старание, честность и великое трудолюбие, что неудивительно: в возрасте около семи лет без отца остался и как член семьи раскулаченного оказался в ссылке в Мурманской области с мамой и трехлетней сестренкой. Работой и выжил. Почетных грамот и благодарностей не счесть. Его до сих пор добром вспоминают в ЖЭКе-1 нового города и жители 18-го микрорайона.

И мы, его дети, внуки и правнуки, сколько живем, будем помнить нашего дорогого фронтовика, нашего папу и дедулю Василия Федоровича Башкатова.

Вечная ему память и царство небесное.

Петр Иванович Закарлюк
Михаил Филимонович Непомнящий

Оформление подписки

Подпишитесь на рассылку и получайте информацию о новых событиях банка

Пресс-служба

+7 495 620-19-66

pr@voz.ru

101990, Москва, Лучников пер., д. 7/4, стр. 1

Банк «Возрождение» (ПАО), управление по связям с общественностью