Семен Иванович Гончаренко

9 мая 2010 года

Светлана Костенич
Волгодонская правда, № 49-50

«Наша бабушка была вдовой участника Великой Отечественной войны, погибшего при форсировании Днепра. Эту фразу со слов матери мы заучили с детства. Она говорила, что именно так было написано в похоронке. Мы с сестрой выросли, фактически ничего об этом не зная. Бабушка до конца своих дней не снимала вдовий платок и только изредка вздыхала: „Ах, Сеня, Сеня...“. Так было до недавнего времени, пока мой сын Андрей не разыскал в интернете на сайте Центрального архива министерства обороны информацию, от которой сжалось сердце», — рассказывает Елена Подольская, внучка солдата.

Рядовой Семен Гончаренко, 1908 года рождения, не погиб при форсировании Днепра. В середине мая 1942 года он был взят в плен и отправлен в лагерь для военнопленных Шталаг 326 в Германии. И там через пять месяцев — 7 октября 1942 года — умер. О чем в персональном листке учета сделана соответствующая запись. И даже указан номер братской могилы. Фотография из немецкого архива не оставляла сомнений: в молодом изможденном мужчине с типичной стрижкой зека Елена сразу узнала своего деда. Но помимо воли вырвалось: «Не может быть! Страшно даже представить, что пришлось ему испытать в этом лагере смерти...»

Судьба солдата — как ее обозначить в двух словах? У рядового Гончаренко в учетном листке напротив графы «судьба» сказано коротко: «погиб в плену». Не странно ли, что именно пресловутый «немецкий порядок» учета и педантизм помогли Елене Подольской узнать горькую правду о прошлом? Ее дед оказался в числе 65-ти тысяч советских военнопленных, солдат и офицеров, погибших в немецком лагере смерти за четыре года войны. Трупы замученных пленников нацисты складывали в шесть рядов и зарывали в глубокие рвы, каждый длиной 120 метров. Сравнять могилы с землей и замести следы преступлений не удалось: сразу после капитуляции Германии освободители насчитали 36 таких захоронений в «городе мертвых», как называют Шталаг 326 V1 K.

Читая личное дело военнопленного Гончаренко, удивляешься той педантичности, которую фашизм поставил на службу своим чудовищным планам физического уничтожения советских людей. Прежде всего — русских, они стояли вторыми (после евреев и цыган) в очереди на тот свет.

Со слов заключенного указаны имена его отца, матери и жены. А также адрес проживания — Сталинская область, Амвросиевский район, деревня Успенская. Национальность — украинец, рост — 166 см, цвет волос — русый, вероисповедание — православный, профессия — водитель грузовика. (По сведениям родственников, С Гончаренко до войны работал трактористом МТС). Отпечатки пальцев, все как положено, ведь для «великого рейха» рядовой Гончаренко был опасным военным преступником. Физическое состояние на момент пленения — здоров. И, тем не менее, продержался он недолго. От чего умер — от истощения? сыпи? побоев? или надорвался на Рурских шахтах? Мы этого уже не узнаем.

Интересно, что местом пленения назван Крым. Что это могло быть? При каких обстоятельствах? Конечно, Днепр наши войска форсировали не единожды, начиная с 1942 года. Триумфальная операция по форсированию Днепра была успешно проведена советскими войсками гораздо позже, в 1943-1944 годах (взятие Киева, оборона Севастополя). А как раз двумя годами ранее, весной и осенью 1942 года, состоялась так называемая Керченская катастрофа. Эту операцию немцы иронично обозвали «Охота на дроф». Она была провальной для советского военного командования. По некоторым подсчетам, оборона Крыма в первые годы войны обошлась нашей армии почти в 443,3 тысячи человек «безвозвратных потерь». Скорее всего, рядовой С. Гончаренко пополнил именно этот скорбный список.

История лагеря. Шталаг 326 служил и местом пересылки военнопленных для работ в горной промышленности Германии и на других объектах. Всего за годы войны через него прошло около пятисот тысяч военнопленных, среди них также — поляки, чехи, французы. Но положение русских (советских) было самым унизительным и безнадежным. Во-первых, их труд не был защищен Женевской конвенцией 1929 года, которую Россия подписать отказалась, и превышал физические возможности заключенных. Во-вторых, Родина заведомо объявила своих пленных предателями, трусами и дезертирами (Приказ Ставки № 270 от 16 августа 1941 года), обещая в случае возвращения расправу по всей строгости закона, а родственников заранее лишая всякой государственной поддержки. Ну а, в-третьих, нацистская идеология относила славян-большевиков к низшей расе, которую нужно было не только уничтожить физически, но и деморализовать совершенно скотским отношением к людям: голодом, непосильным трудом, издевательствами, травлей, провокациями на национальной почве и т. д.

Наши пленные были изначально обречены. Историки говорят, что к ноябрю 1942 года смертность заключенных в Шталаге доходила до 140 человек в день. Но даже в этих нечеловеческих условиях нашим подпольщикам из числа красных командиров и врачей удалось создать группу сопротивления. Именно по их инициативе сразу же после освобождения 7 апреля 1945 года первые двенадцать заключенных вышли строить монумент в память о своих соотечественниках, тысячами сброшенных во рвы и братские могилы. Через несколько часов к землекопам примкнули десятки товарищей. Строители сменяли друг друга каждые десять минут, на большее у ослабевших людей не хватало сил. Помимо памятника на братских могилах установлены плиты со стихами заключенных. На одной из них выбито:

Терзали вас голодом, тяжким трудом,
Враги вам пощады не дали.
А вы, умирая, запекшимся ртом
С надеждою «Сталин» шептали.

Вдумайтесь только: 65 тысяч советских солдат и командиров. Только у великого народа может быть такая великая вера. И великая стойкость.

Записала Светлана Костенич.

...2 мая 2010 года исполняется 65-я годовщина со дня открытия первого в Европе памятника, построенного освобожденными советскими военнопленными своим товарищам, погибшим в фашистской неволе. В могиле № 35 захоронен Семен Гончаренко. Мы разделяем скорбь вместе с Еленой Подольской. Никто не забыт...

История Вдовина Алексея Филипповича
История Ширшова Владимира Алексеевича

Оформление подписки

Подпишитесь на рассылку и получайте информацию о новых событиях банка

Пресс-служба

+7 495 620-19-66

pr@voz.ru

101990, Москва, Лучников пер., д. 7/4, стр. 1

Банк «Возрождение» (ПАО), управление по связям с общественностью