Юрий Федорович Янкович

9 мая 2010 года

Игорь Янкович, внук
Волгодонская правда, № 53-54

Мой дед был настоящим бойцом. Непотопляемый в прямом смысле слова. Как сейчас помню: мы, пацаны, валяемся летом на песке у Дона, а он, старик, лежит как мумия на речных волнах, живот в затянувшихся от пуль дырках, покачивается и не тонет. Словно на водах соленого Мертвого моря.

Скажу больше: это был идейный борец. Младшая дочь деда Ольга сказала о нем так: «Наш папик всю жизнь строил коммунизм. Дома мы его почти не видели: уходил, когда мы еще спали, приходил, когда мы уже спали. Семьей занималась мама».

В своей автобиографии дед рассказывал, что родился 3 июля 1911 года в Минске, в семье железнодорожного рабочего. В период Империалистической войны семья в качестве беженцев переехала в Новороссийск. «В 1918 году мой отец вместе с группой рабочих ушел в отряды Красной Армии, за что мать подвергалась неоднократным „допросам“ казаков, в результате которых умерла. Меня с двумя братьями приютила на время родная тетя. Вскоре вернулся отец и увез всех нас в Краснодар. После отец был назначен штабом Донского округа в станицу Кущевскую для борьбы со спекулянтами и налаживания регулярного снабжения Красной Армии. Через некоторое время ему было поручено организовать сельскохозяйственную коммуну в хуторе Сасыка, где в скором времени появилась банда „Мозуль“, в одной из перестрелок с которой он погиб. Здесь же, в коммуне, был убит шальной пулей мой старший брат. Меня с младшим братом коммунары определили в детский дом, где весной брат умер от холеры, а меня отдали к кулаку в станицу Староминскую. Вскоре я от него сбежал, некоторое время беспризорничал. В 1927 году был взят учеником в Кооперацию, закончил кооперативный техникум, работал в Цимлянском районе, экстерном закончил Ленинградский институт молочной промышленности. До сентября 1937 года работал мастером маркинского молочного завода № 845, затем преподавателем в местной школе. В июне 1941 года началась война, и я ушел в Красную Армию».

Дед уходил на фронт в первые дни войны в составе 9-го Ростовского истребительного авиакорпуса. Но о самой войне от него не пришлось узнать ничего существенного. Даже в письмах с фронта никаких подробностей. Сохранилось письмо, датированное 2 июня 1942 года: «Пишу тебе это письмо, так как сейчас располагаю большим временем (лег в санчасть „отдохнуть“). Обо мне не беспокойся, жив — здоров, а лег потому, что началась катавасия с правой стороны туловища, еще октябрьские сказываются отрыжки». И далее младший политрук Янкович мечтает о будущем: «Когда враг будет уничтожен, и если останусь жив,... будем наводить порядки там, где необходимо. Скорее всего, в районах, пострадавших от немецких захватчиков, а может, и в самой Германии, сейчас там нет порядка. Вот мы их и будем создавать... Об этом ты должна знать и передавать это другим».

При освобождении Ростова и Батайска эскадрилья Янковича в течение суток провела три воздушных боя и сбила 45 самолетов противника, при этом сама потеряла три. Перед боем он написал заявление в партию. В заявлении сказано: «Я воюю уже не один год, но именно сейчас хочу воевать коммунистом. Имею грамоту командования Юго-Западным фронтом и медаль „За оборону Кавказа“. Прошу принять меня в партию».

Убежденный коммунист всегда помнил свой отцовский долг перед детьми, которые росли практически без отца. Вот еще письмо, адресованное своему сыну, моему отцу: «Здравствуй, мой ты славный и дорогой сынок Юрик! Отчего это ты, сынка, на меня в обиде? Вот я тебе, чтобы ты на меня не обижался, написал, но посмотрю, как ты мне ответишь. Смотри, чтобы ты в жизни уважал цветы и книги. А сигареты — дрянь. Это тебе нужно будет, когда вырастешь. И то, только для пробы. Ясно? Смотри, не обижай никого, особенно Томочку».

А вот еще письмо, февраль 45-го: «Вот сегодня мы все смеемся, шутим, изредка пробуем ром, за которым почти всегда ведем разговоры о перспективах после войны. Но часто коллектив наш не находит то одного, то другого, кто был на прошедшей беседе и так громко смеялся, говорил, играл в шахматы, вылетал на тренировочные полеты. Вы меня, очевидно, спасаете. Ибо где бы я ни был, в моем кармане в кителе всегда вы со мной, мои спутники и хранители».

На военно-воздушном пути от Ростова до Берлина его экипаж сбил шесть мессершмиттов. А после взятия Берлина в числе немногих лучших военных летчиков Юрий Янкович побывал в США — ездили за «дугласами». Но о своих военных победах коммунист Янкович не писал даже в своем дневнике, который вел на фронте. Наоборот, после одного удачного боя появилась следующая запись: «Мы потеряли лучших людей — капитана Бедило, лейтенанта Костикова, старшего лейтенанта Осокина. Ваня Осокин был молод — 27 лет, в этих боях он сбил двух фашистов, а третьего поджег».

Он в жизни ни перед кем не гнулся. Боевой летчик, прошел всю войну с 41-го по 45-й, но награжден всего двумя медалями — «За оборону Кавказа» и «За победу над Германией». Тем не менее, очень дорожил этими наградами.

С моей бабушкой они воспитали семерых детей, двое родились уже после войны.

Александр Иванович Козубовский
Иван Семенович Балашов

Оформление подписки

Подпишитесь на рассылку и получайте информацию о новых событиях банка

Пресс-служба

+7 495 620-19-66

pr@voz.ru

101990, Москва, Лучников пер., д. 7/4, стр. 1

Банк «Возрождение» (ПАО), управление по связям с общественностью