Банки и общество: обязательства вне коммерции. Интервью Председателя Правления банка «Возрождение» Дмитрия Орлова

5 сентября 2007 года

Банковское обозрение, сентябрь, 2007 г., Дмитрий Локтев

Обращения деловых СМИ к теме спонсорства и благотворительности редки и незначительны. Однако в обществе сейчас актуально как никогда формирование образцов истинного меценатства и социального партнерства. Согласно исследованиям ВЦИОМ, которые проводились в прошлом году, лишь 15% опрошенных называют российский бизнес социально ответственным. Люди ждут от бизнеса большей социальной активности (кстати, этого же они ждут и от государства). В медийной среде банк «Возрождение» не раз характеризовался как коммерческий банк с государственным менталитетом — в силу активной общественной позиции банка, интереса не только в экономической, финансовой сферах, но и в делах поддержки культуры, образования. Сегодня собеседник «БО» президент банка «Возрождение» Дмитрий ОРЛОВ.

— Дмитрий Львович, существуют отношения с обществом, где банк не имеет коммерческого интереса. Есть музеи, детские дома, монастыри, творческие коллективы и талантливые «самородки», спонсором или попечителем которых банк выступает. Насколько, по вашему мнению, российское банковское сообщество активно в выстраивании таких связей?

— Сейчас банки гораздо активнее в благотворительной и спонсорской деятельности, чем до 98-го года. Подход к благотворительности стал более системным, к тому же со средствами стало лучше.

Все банки, которые занимаются благотворительностью, прошли путь от разовых случайных акций до формирования внутрикорпоративной политики в этой сфере деятельности. Раньше как принималось решение о помощи? Спонтанно. Обратился в банк один из детских домов в районе, где действует наш филиал, — с ним мы и стали работать. Сейчас такие отношения становятся постоянными, не ограничиваясь разовыми акциями. Например, в Сергиевом Посаде есть у банка филиал, где Лавра имела свои счета еще в 90-х. С тех пор мы тесно взаимодействуем с ней — в прошлом году, например, помогли создать здесь класс обучения греческому языку.

На основе опыта сотрудничества формируются программы благотворительности и спонсорства, то есть мы сами определяем направления этой деятельности, типы организаций, которым можем оказывать помощь. В банке «Возрождение» ежегодно формируется специальная программа, под которую определяется смета, она утверждается на собрании акционеров. Плюс к этому, конечно, проходят незапланированные акции, заявки на которые поступают из наших филиалов, присутствующих в 19 регионах страны. В других крупных банках происходят аналогичные процессы.

В общем, возможностей у банков для благотворительности сейчас достаточно, и культура благих дел значительно выросла.

— Существует ли статистика подобных общественных связей банков? К примеру, на благотворительность потрачено столько-то средств, или еще конкретнее: профинансировано столько-то некоммерческих проектов в сфере искусства, оказана помощь детским домам на такую-то сумму?

— На федеральном уровне такой сводной статистики я не видел, на региональном — в некоторых субъектах — может быть, она и есть. Дело в том, что у регионов есть право применять налоговые льготы при декларировании благотворительной деятельности. Но доказывать затраты на благотворительность настолько технически сложно, что немногие решаются на это. Как правило, все затраты на благотворительность идут из чистой прибыли банка после налогообложения. Поэтому показывать такие траты в отчетах просто нет смысла, потому и нет полной статистики.

— Широко распространено мнение, что благотворительность на Западе развита в силу четко выстроенной системы применяемых при этом налоговых льгот. Будь у нас в стране такая практика на федеральном уровне, стала бы благотворительность более активной?

— Предыдущий Налоговый кодекс содержал явно лоббистские статьи относительно льгот на деятельность в некоторых областях общественной жизни. Частые злоупотребления при этом охладили инициативу государства в выстраивании системы налоговых компенсаций на благотворительность и иную социально значимую деятельность на федеральном уровне. Но я думаю, что пора возвращаться к этой работе. Уровень благотворительной деятельности коммерческих структур в стране на подъеме, общество готово принять и целевым образом использовать оказываемую помощь. Причем здесь можно выстроить жесткую систему контроля со стороны контролирующих органов. От злоупотреблений может защитить, к примеру, установление лимитов отчислений на благотворительность от оборотов или прибыли до налогообложения.

Установление федеральных норм налоговых льгот, безусловно, даст толчок росту благотворительности в стране. Причем не столько крупному бизнесу, сколько среднему и даже малому, а также частным лицам. Крупный бизнес и так активен, будет еще активнее.

Вообще, применительно к отечественному менталитету мнение о нашей щедрости — не пустой миф. Если на Западе больше прагматичности, и для них налоговые льготы — необходимое условие развития благотворительности, то у нас больше эмоциональности в таких делах.

— С юридической точки зрения понятие спонсорства принципиально отличается от благотворительности. В спонсорстве очевидна маркетинговая сторона интереса банка — присутствие брэнда в спонсируемом мероприятии. О делах благотворительности не говорят так открыто, это больше внутреннее дело благотворителя. Чего больше в вашем банке, спонсорства или благотворительности? Каким институтам или мероприятиям отдается предпочтение?

— Однозначно в банке больше благотворительности, в этом направлении мы существенно активнее. Спонсорские программы возникли не так уж давно, как вторичные от благотворительных. Причем в своей маркетинговой политике мы пока не так требовательны, как другие, к соблюдению четких правил размещения рекламы и информации о спонсоре.

Спонсорством и благотворительностью в банке занимаются разные службы: благотворительные проекты курирую непосредственно я, а спонсорские предложения оценивает управление маркетинга и коммуникаций. При этом в банке «Возрождение» для спонсорства выбрано три ключевых направления. Это, во-первых, может быть проект, связанный с детьми в любом из аспектов: культура, образование или здоровье. В мае этого года в Коломне проходили Дни славянской письменности и культуры. Туда с нашей помощью смогли приехать более пяти тысяч мальчишек и девчонок. Во-вторых, проекты «высокой культуры». Мы, к примеру, давно сотрудничаем с Мари-инским театром и уже два года помогаем маэстро Валерию Гергиеву в проведении Пасхальных фестивалей. Наконец, это командные небоевые виды спорта. Так, на чемпионате России по фигурному катанию в Мытищах мы учредили приз зрительских симпатий.

Все остальное: церковь, детские дома, конкретные люди, которым нужно помочь в любом направлении, от поддержки юных талантов до финансирования сложнейшей операции, — благотворительная деятельность банка, причем на уровне как центрального офиса, так и филиалов, у которых есть свои фонды. Нередки случаи, когда сотрудники собирались и сами оказывали помощь из своих личных средств.

Говорить же о конкретных делах банка для благотворительности и для развития духовности не стану, это неудобно и неправильно.

— Каким образом банки должны выстраивать свои отношения с другими субъектами благотворительной деятельности? Ведь есть государственные структуры, ответственные за социальную работу, некоммерческие общественные организации, благотворительные фонды?

— У социальных институтов государства свои задачи, свой бюджет. Влезать бизнесу в их политику не очень правильно. Полагаю, что для банков взаимодействие с государством в большей степени целесообразно в рамках реализации значимых для нации социальных программ. Развитие ипотечного кредитования в ряде регионов, где присутствует банк, взаимосвязано с национальным проектом «Доступное жилье». Например, молодая семья медиков из города Волжский (это Волгоградская область) стала у нас обладателем юбилейного 1000-го сертификата на ипотеку. Еще недавно все трое ютились в 13-метровой комнате, а с нашей помощью Антон, Надежда и их четырехлетняя дочка

Ульяна Пивоваровы переехали в собственную трехкомнатную квартиру.

Считаю, что государство должно определять общую социальную политику и выделять средства на базовые направления, а бизнес на своем уровне и в меру своих возможностей должен поддерживать направления этой политики или их дополнять. Ведь все равно государство не может покрыть все социальные задачи на сто процентов.

Взаимодействовать с благотворительными фондами, конечно, можно, хотя у меня лично всегда было к ним некоторое недоверие. Может быть, оно сохранилось с 90-х, когда таких фондов образовывалось столько, что трудно было не заподозрить часть из них в недобросовестности. Честно говоря, мы никогда не давали деньги фондам, предпочитая прямое целевое использование благотворительных средств.

Но вот недавно в стране принят закон об эндаумент-фондах. Полагаю, что для России это то, что нужно. И первый такой фонд зарегистрирован в интересах Финансовой академии при Правительстве РФ, где я уже много лет возглавляю попечительский совет. В таком фонде запрещено использовать основной капитал, а деятельность осуществляется лишь на зарабатываемые проценты. Деньги из таких фондов не украдешь, и легко контролировать, насколько качественно эндаумент-фонд будет осуществлять свою задачу: содействовать развитию уровня образования.

— Тема спонсорской и благотворительной деятельности находится в одной плоскости с понятием социально ответственного бизнеса, который теперь активно пропагандируется у нас в стране. Что такое социально ответственный бизнес, какие его черты?

— Определенный уровень спонсорской и благотворительной деятельности — это, безусловно, показатель социально ответственного бизнеса. Правда, не каждый банк и не всегда может себе это позволить. Бизнес изначально эгоистичен, главная его задача — собственное развитие. Другой вопрос — как он развивается, принимает ли в процессе развития и обретения возможностей черты социальной направленности.

Одна из черт — отношение к сотрудникам. У нас в банке работает 5, 5 тысяч человек, и это не предел. Создаются новые рабочие места в тех регионах, куда приходит наш банк, сотрудникам предлагается достойная зарплата, весомый социальный пакет, возможность повышать профессиональный уровень. Например, в начале лета мы открыли дополнительный офис Ульяновского филиала в совхозе имени

Ленина Московской области и дополнительный офис Ростовского филиала в городе Таганрог. Мы не просто создали там современные рабочие места для экономистов, кассиров и бухгалтеров — мы провели обучение персонала. Банк «Возрождение» ежегодно вкладывает в программу подготовки кадров большие деньги, недавно мы начали стипендиальную программу для одаренных ребят из экономических вузов страны. Но есть банки, которые не тратятся на это: они берут на рынке труда готовые кадры, а в случае неуспеха меняют их на другие. Отношения в таких коллективах, как правило, далеки от гармонии.

Другая черта — отношения с клиентами. Наш банк славится долгосрочными отношениями со всеми партнерами. Со многими установились неформальные отношения, выходящие за рамки прямых профессиональных обязательств. Такие клиенты, как члены большой семьи готовые помогать друг другу в проблемных ситуациях.

Но главное — основа у социально ответственного бизнеса духовная: бизнесмен должен быть гражданином своей страны, любить свою родину. В 90-х был «в моде» космополитизм в умах даже государственных деятелей, которым он по определению противопоказан. То состояние общества и безответственности бизнеса, которое мы пережили в конце XX века, явное следствие недостатка гражданственности. Если не будет у граждан менталитета государственности, любви к своей отчизне и ответственности за нее (у каждого на своем месте и в меру своих возможностей), то все наши разговоры о развитии страны и благополучии людей бесполезны.

Рожденный в Московской области
Банкомат: зона риска?

Оформление подписки

Подпишитесь на рассылку и получайте информацию о новых событиях банка

Пресс-служба

+7 495 620-19-66

pr@voz.ru

101990, Москва, Лучников пер., д. 7/4, стр. 1

Банк «Возрождение» (ПАО), управление по связям с общественностью