Как купить банк

4 июня 2007 года

SmartMoney, Наталия Биянова, Екатерина Самородова
Может ли инвестор заработать на акциях не только Сбербанка и ВТБ

Леонид Делицын стал покупать банковские акции чуть больше года назад. IT-менеджер начал с Банка Москвы. Выбор был не случаен: сначала увидел банкоматы этого банка в метро, потом открыл в нем депозит. Работой розничного отделения остался доволен и решил купить акции. По итогам 2006 г. оказался в хорошем плюсе. Осенью прошлого года отважился купить акции Сбербанка, тогда они стоили около 65 000 руб. Тоже не прогадал.

Не прошел Делицын и мимо народного размещения ВТБ. Впрочем, путь частного инвестора не усыпан розами. Следующий пакет «Сбера» Делицын покупал уже по 100 000 руб. за акцию. «Когда увидел, что и они стабильно прибавляют в цене, — вспоминает он, — поверил, что скоро дорастут до 110 000 руб. Это было моей ошибкой». Теперь вся его надежда на сплит: может, после того, как номинал одной акции снизится в 1000 раз, наплыв мелких инвесторов снова поднимет стоимость его пакета. Несмотря на разочаровывающую динамику, 40-летний инвестор собирается и дальше расширять свой портфель: работой паевых фондов он недоволен, самостоятельные инвестиции показали более интересный результат.

МОДНАЯ ИДЕЯ

Делицын интуитивно нащупал одну из самых актуальных инвестиционных идей. За прошедший год акции нефтегазовых компаний теряли в цене, и весьма существенно. А вот банковский сектор, где доступных мелкому инвестору активов раз, два и обчелся, показывает совершенно другую динамику. Даже после снижения котировок Сбербанк стоит вдвое больше, чем год назад.

Спрос на бумаги банков можно охарактеризовать одним словом: ажиотаж. Не проходит недели без сообщения о новых инвестициях в банковский сектор. Среди самых свежих примеров покупка бельгийской KBC Group 92,5% акций Абсолют Банка за €704 млн, создание банковского холдинга Номос-банком и чешской PPF Group (владеет вторым на рынке потребкредитования банком ХКФ), успешное размещение «префов» УРСА-банка на $400 млн.

У всех на слуху народные IPO Сбербанка и ВТБ. Но вот менее громкий пример. Банк «Возрождение», имеющий хорошие позиции в Подмосковье, в апреле (как раз между размещениями «Сбера» и ВТБ) провел допэмиссию в 13,6% капитала. Спрос на бумаги в 3 раза превысил предложение. Летом прошлого года банк разместил на бирже 10% акций, тогда рынок оценил эти бумаги в $27 за штуку. «Прошло буквально 10 месяцев, и мы продавали эти бумаги уже по $59», — отмечает зампред правления «Возрождения» Николай Орлов. За 10 месяцев актив подорожал на 120%. Неплохо, не правда ли?

Инвесторы ищут любую возможность войти в перспективный сектор. Банки наращивают свой бизнес на 30-45% в год, но до зрелости им еще далеко. За 2006 г. активы банковской системы выросли с 41,5 до 53% ВВП. Для сравнения: в Великобритании этот показатель 340%, во Франции 240%, в Китае 180%. Уровень проникновения банков в экономику еще крайне слабый, отмечает старший аналитик ИК «Антанта-Капитал» Максим Осадчий. Только 5% россиян имеют банковскую карту (в 95% случаев дебетовую), на 1 млн россиян приходится 38 банковских отделений. В Польше 82, в Чехии 111, в Венгрии 282.

Бизнес по кредитованию населения в России за последние три года вырос в 7 раз до 9% ВВП, но потолок еще не достигнут. «На фоне других развивающихся стран у нас огромный потенциал для роста, констатирует аналитик БКС Денис Мухин. Кредиты населению главный драйвер банковской системы. На этих операциях банки получают наибольшую маржу, а потребительский бум гарантирует, что рентабельность банков будет оставаться на очень высоком уровне». По оценке Ольги Веселовой из «Тройки Диалог», средняя рентабельность капитала (ROE) российского банковского сектора в 2006 г. была 22,2%. Лидер по ROE Сбербанк выше 30%. Для сравнения: ROE банков стран Восточной Европы 17%. «Западные банки не могут выдавать кредиты под такие проценты, как в нашей стране», — объясняет Веселова секрет высокой маржи.

МОДА ИЛИ ФУНДАМЕНТАЛИИ

В 2006 г. банковский сектор был лучшим на фондовом рынке. Индекс РТС вырос на 71%, Сбербанк на 162%, Банк Москвы на 131%, «Уралсиб» и «Возрождение» на 102 и 100% соответственно. «Из-за стагнации в нефтегазовом секторе инвесторы переориентировались на потребительский и банковский сектора, констатирует старший финансовый советник ИК БКС Евгений Тупикин. С сентября прошлого года инвесторы вывели из бумаг нефтегазовых компаний несколько миллиардов долларов. Часть этих денег перетекла в бумаги Сбербанка».

Пока банкиры не радуют инвесторов богатством выбора. На двух площадках, РТС и ММВБ, котируются акции 19 банков, но инвесторы могут работать, не считая суперликвидных Сбербанка и ВТБ, только с 4-5 бумагами. Третье место по ликвидности занимает питерский Промстройбанк (оборот по акциям около $3 млн в день), затем идут Банк Москвы и «Возрождение» (около $1 млн), Росбанк ($0,9 млн), «Уралсиб» ($300 000-500 000). Еще меньше обороты по небольшим региональным банкам 100 000 руб. в день, да и то сделки совершаются не каждый день.

Низкая ликвидность акций частных банков не единственный их недостаток. Эти бумаги еще и весьма дороги. Управляющий по инвестициям компании East Capital Павел Дерябин, впрочем, считает дороговизну оправданной: «Рост в секторе не закончен, потенциал в целом по рынку, по нашим оценкам, еще 100%».

Как определить потенциал роста конкретной бумаги? Индикатор отношение рыночной капитализации к балансовой стоимости активов, а в случае с кредитными организациями к собственному капиталу (P/BV). Чем ниже P/BV, тем выше потенциал роста котировок. Стоит также обращать внимание на показатель эффективности бизнеса, коэффициент ROE. Сейчас Сбербанк и ВТБ сильно увеличили собственный капитал и могут, не боясь нарушить нормативы ЦБ, наращивать кредитный портфель. «За счет этого их ROE может быстро увеличиваться. ROE Сбербанка уже сейчас 30%, а теперь он сможет запросто повысить его до 40–45%, говорит начальник аналитического управления УК „Уралсиб“ Александр Головцов. С учетом такого потенциала справедливое значение P/BV окажется не 3, а 4». То есть акции «Сбера» имеют резерв роста.

«Эталоном сектора являются лидеры ВТБ (P/BV около 3) и Сбербанк (P/BV близок к 3,5), говорит Осадчий. На этом фоне Росбанк (P/BV более 4), Банк Москвы (P/BV 5) явно переоценены». Трудно считать недооцененным и «Возрождение»: P/BV (3,8) банка выше, чем у «Сбера» и ВТБ, а рентабельность капитала в 1,5 раза ниже, чем у «Сбера». «По показателю ROE региональный УРСА-банк почти дотягивается до „Сбера“ очень перспективная бумага», радуется Мухин. Правда, дорогая P/BV больше 5.

Слишком высокий P/BV тревожный признак. Когда в конце 1990-х на американском фондовом рынке надулся пузырь, отношение совокупной капитализации к балансовой стоимости активов компаний, входящих в индекс S&P 500, составляло 4,5. Акции были переоценены, а на балансах компаний висели долги. Пузырь лопнул, акции упали, и «нормальный» для развитого рынка P/BV вернулся на уровень 3. Вот только для российских банков «нормальный» P/BV ближе к 5, отмечает Веселова из «Тройки Диалог»: рентабельность банковского бизнеса в России выше, чем на зрелых рынках, поэтому инвестор должен заплатить премию за доступ на привлекательный рынок.

Показатель P/BV играет меньшую роль при оценке акций инвестбанка. Эффективность инвестбанковского бизнеса больше зависит от умения его сотрудников находить выгодные сделки, чем от размера собственного капитала. Тут высокий P/BV совсем не обязательно означает, что акции переоценены. «Планируя размещение, мы ориентируемся на то, что для инвестбанков мультипликатор P/BV должен быть 5-7», — говорит Дмитрий Алеевский, директор рынков акционерного капитала инвестбанка «КИТ Финанс», IPO которого может пройти в 2008 г. В случае с инвестбанками лучше ориентироваться на отношение капитализации к чистой прибыли компании (P/E). Чем ниже P/E, тем более недооцененной считается бумага.

ПОКУПАТЬ ЛИ «ТАРХАНЫ»

«Не надо ограничиваться только финансовыми показателями, следует обращать внимание и на стратегию развития эмитента, — советует Веселова. — Хорошие перспективы у банков с большой долей кредитов населению, в особенности ипотечных». Имеют значение позиции банка в регионах с низким уровнем проникновения банковских услуг. В этом смысле интересны «Уралсиб», имеющий вторую по количеству филиалов сеть в России, и УРСА-банк с широкой сетью на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке.

Важный фактор состав акционеров. Чем более концентрированы пакеты, тем выше риски мелкого инвестора неважно, кто контролирует банк, частное лицо, корпорация или государство. Возьмем тот же «Уралсиб». «Достаточно напряженно идет процесс выхода [президента ЛУКОЙЛа Вагита] Алекперова из капитала банка, — говорит Осадчий. — Так, из ПИФа „ЛУКОЙЛ Фонд первый“ под управлением „Уралсиба“ за апрель было выведено 2,7 млрд руб.». Высоки риски и для миноритариев ПСБ, который до конца года должен быть присоединен к ВТБ. ВТБ объявил на днях о допэмиссии акций для обмена на акции ПСБ. «Все зависит от коэффициента конвертации, который должен установить оценщик», — отмечает Осадчий. Основной владелец ПСБ государственный ВТБ, что не внушает надежды на щедрость.

А ведь есть еще и банки третьего эшелона. Акции Дальневосточного банка с начала года успели подорожать на 83%. Но такие игры не для новичков. «Я не рекомендую связываться с „Тарханами“, „Ярославичем“, Дальневосточным банком, — говорит Мухин. — Котировки этих акций совсем не зависят от финансовых показателей. Рост, падение это все игра спекулянтов». Кроме спекулянтов или менеджмента банков совершать сделки по этим бумагам некому. Портфельные инвесторы не могут в них вкладываться: слишком ничтожные обращающиеся на рынке объемы, низкая капитализация и маленький free-float. На 25 мая, например, весь оборот по «Тарханам» составил 100 000 руб. «Free-float префов УРСА-банка менее 0,08-0,16% это порядка $20-40 млн, — говорит Осадчий. При таком free-float акции легко манипулируемы, если менеджмент банка захочет скупить акции с рынка, уронить бумагу».

Дерябину интересны банки потенциальные объекты поглощения с хорошим розничным бизнесом. Это «Возрождение», УРСА-банк, Росбанк. Срок инвестиций 2-3 года. Сейчас это «основное, на чем можно заработать очень хорошую доходность».

ОПТ И РОЗНИЦА

Именно такой стратегии придерживаются фонды прямых банковских инвестиций. «Примеров на рынке, как не очень удачных, так и головокружительных, хватает, говорит Сергей Назаров, содиректор фонда RenFin. Посмотрите на Абсолют-банк, который был продан за $1 млрд, а ведь еще три года назад хорошо если стоимость этого банка была $100 млн!» 3-5 лет назад прямые инвестиции в российские банки были по силам только ЕБРР и IFC. «Они заходили в „Центр-Инвест“, Сибакадембанк (сейчас УРСА-банк) или тот же „Абсолют“ по очень низким ценам. А сегодня эти пакеты стоят больших денег», приводит пример Назаров. Сам он ориентируется на доходность «от 30% годовых». Региональные банки охотно рассматриваются: рано или поздно какой-то крупный банк захочет установить присутствие в регионе. RenFin, располагающий капиталом в $200 млн, проинвестировал четыре банка: хабаровский «Восточный экспресс», ростовский «Центр-Инвест», столичные Пробизнесбанк и Конверсбанк. Правда, такой способ зайти в банковский капитал не массовый. Стоимость входного билета в RenFin $1 млн.

Альтернативой могли бы стать специализированные банковские ПИФы, но пока на рынке присутствует только один такой фонд, открытый «КИТ Финансом» год назад. Цена входного билета всего 10 000 руб. До сих пор фонду было особо негде развернуться, ведь он не может вложить в бумаги одного эмитента более 15% активов. Управляющий портфелем фонда «КИТ-Российский финансовый сектор» Игорь Кобзарь с трудом нашел только шесть бумаг, а 10% средств вынужден держать в наличных. Результат можно признать удовлетворительным: доходность фонда за 13 месяцев работы составила 50%. Кобзарь смотрит в будущее с оптимизмом: «Появляются новые бумаги ждем IPO Газпромбанка, «КИТ Финанса» и страховой компании «РЕСО-Гарантия». В последнее открытие интервала в банковский фонд пайщики принесли денег больше, чем в другие отраслевые фонды КИТа, 160 млн руб. Кобзарь признает, что пристроить такое количество денег при нынешней ликвидности банковских бумаг серьезная проблема.

Конкурентов это не пугает. О регистрации правил банковского ПИФа объявила УК БКС. «В ближайшие два года многие банки проведут IPO и на фондовом рынке сформируется серьезный банковский сектор», — говорит гендиректор УК БКС Владимир Солодухин. А пока основой портфеля станут акции «Сбера», ВТБ и «Возрождения».

Впрочем, частному инвестору не обязательно ждать, пока отрасль созреет. Он может, как Делицын, формировать портфель перспективных бумаг на свой страх и риск.

Новости экономики
Цена «Возрождения» растет вместе с прибылью

Оформление подписки

Подпишитесь на рассылку и получайте информацию о новых событиях банка

Пресс-служба

+7 495 620-19-66

pr@voz.ru

101990, Москва, Лучников пер., д. 7/4, стр. 1

Банк «Возрождение» (ПАО), управление по связям с общественностью