Этот день мы приближали, как могли...

6 сентября 2005 года

Ежедневные новости. Подмосковье.

Военно-исторический проект БАНКА «Возрождение» ПОДМОСКОВЬЕ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

На Третьем канале телевидения продолжается показ документального телевизионного сериала «Этот день мы приближали, как могли...» о вкладе Подмосковья в дело достижения Победы в Великой Отечественной войне. В фильме рассказывается и об обороне Москвы, и о первых победах наших войск на подступах к столице, о судьбах жителей подмосковных городов и сел, со славой прошедших боевой путь от берегов Москвы-реки, Волги до Дуная, Влтавы, Вислы, Шпрее... Рассказывается в фильме и о трудовом подвиге тех, кто своим доблестным трудом в тылу ковал ключи к Победе. Женщины, старики и дети кормили, одевали, лечили и выхаживали солдат, своим ратным трудом защищавших Родину и освобождавших от коричневой чумы страны и народы Европы. Многие из наших читателей уже видели фильмы, вошедшие в сериал. А тем, кто не успел посмотреть уже вышедшие серии, и тем, кто хотел бы освежить их в памяти, мы предлагаем краткое содержание тех из них, что вышли на экраны в июле — августе.

Документальный исторический сериал стартовал 20 февраля, почти в самый канун Дня защитника Отечества. Включив телевизоры в 9.20 утра на Третьем канале (частотная полоса ТВЦ) в каждое воскресенье вплоть до исхода ноября этого года, вы сможете смотреть фильмы этого сериала. Проект, состоящий из 39 серий, поддержало правительство Московской области. Он был реализован при непосредственной помощи и участии Банка «Возрождение». Банк — не просто спонсор, но и организатор съемок. «Возрождение» и его многочисленные подмосковные филиалы стали опорными пунктами для творческого коллектива.

МОЖАЙСК

В 1943 году Можайск последним в Московской области был освобожден от фашистов. Это был последний город Московии, где враг держался так долго. Бои на этой земле шли такие тяжелые, столько здесь было наделано стратегических и оперативно-тактических ошибок и столько совершено солдатских подвигов, что вошли они в историю как в советских учебниках военного дела, так и в европейских. Историк Владимир Ушаков, помощник главы района, чтобы начать разговор о своих героических земляках, своих гостей приглашает обычно на Бородинское поле, потому что там, как и когда-то в первую нашу Отечественную войну, проявилось все лучшее, чем гордится русская армия, да и весь наш народ.

Неподалеку отсюда есть еще одно место, вошедшее в историю Великой Отечественной — как теперь ее называют, Долина Славы, а тогда известная всему фронту Долина Смерти, унесшая несколько десятков тысяч солдатских жизней. Там воевали с зимы сорок первого по сорок третий год. После войны, говорят, в Можайском районе нельзя было найти поле, для пахоты — все было усеяно разбитой техникой и солдатскими телами. Потери район понес ужасные. Сами посудите: сожжены дотла 155 можайских деревень, практически все население осталось без крова, а главное — скольких это стоило жизней!..

Мария Иосифовна Савельева — одна из тех, кто все это пережил — и потерю на фронте отца, и немецкую оккупацию, и страшное детство, и трудную молодость. Подростков немцы как раз готовились отправить на работы в Германию, но началось решительное наступление советских войск и, отступая, фашисты сжигали все — дома, людей в домах, скот...

Святой день для всех можайцев 20 января — и тех, кто сам пережил войну, и тех, кто слышал о ней от дедушек-бабушек. В этот день город-воин отмечает свое освобождение. И тогда сюда, к городскому мемориалу с цветами, собирается стар и млад, а после полудня праздник переходит на Бородинское поле, где о прошедших войнах напоминают более 200 памятников... А потом — это местная традиция — ветеранов ждут школьники и шефы.

Пришел к своему шефу — Банку «Возрождение» — и Владимир Илларионович Чехов. В своем городе бывший артиллерист, вернувшийся с войны с 21 наградой, — человек знаменитый, больше 30 лет Чехов проработал в местной газете «Новая жизнь», и его очерки о земляках-участниках войны могли бы составить громадный том. Управляющая местным филиалом Банка Евдокия Ковбасенко знала, чем порадовать ветерана — как раз настала ему пора поменять телевизор...
* * *

ДОМОДЕДОВО

Летом 41-го враг уже вовсю рвался к нашей столице. И его самолеты каждый день час в час летели бомбить Москву.

Как же давно это было! Березовая роща выросла уже после войны, и быльем, как говорится, затянуло раны, нанесенные нашей земле. Затянуло, да не все: вот глубокая воронка осталась там, где упал в августе сорок первого самолет Виктора Талалихина, одного из первых Героев Советского Союза, одного из самых, храбрых наших летчиков, протаранившего своим легоньким «ястребком» вражеский «Хейнкель». Что знает о том подвиге сегодняшняя молодежь? Кто помнит, что совершил его задорный парнишка, веселый, подвижный, прозванный в полку за невысокий рост Малышом. У него были большие планы на жизнь: он обязательно хотел сделать какое-нибудь открытие, мечтал о подвигах и путешествиях, а героем стал, впервые в истории совершив ночной таран.

В деревне Мансурово до сих пор живут свидетели того воздушного сражения. В далеком сорок первом они были детьми. В тот раз Талалихина, запутавшегося в парашютных стропах, вытащили, спасли, но уже через полтора месяца, здесь же, под Москвой, в неравном бою Виктор погиб. В Мансурово перед войной было 32 двора, не вернулось с фронта 18 человек — молодые мужчины. Без отцов росли практически все ребятишки, а их молодые матери очищали поля от снарядов, потом пахали, сеяли. Разоренные войной колхозы порой сами не ели, а поставляли на фронт и зерно, и мясо. Это был их вклад в общую победу.

Колхоз, куда входила всегда деревня Мансурово, назывался «Непобедимый». Как не было сюда нормальной дороги перед войной, так и теперь нет, через 60 лет после победы! Так и осталась — глинистая, расквашенная, даже мощный джип ее не берет. Случись дождь, снег или гололед (а в нашей России всегда что-нибудь такое случается), старикам ни «скорую помощь» вызвать, ни хлеба купить в разъездной продуктовой лавке. Насколько возможно, ветеранам старается помогать Домодедовский филиал Банка «Возрождение».

О подвиге Виктора Талалихина уже на следующий день знала вся страна — написали газеты, у поверженного «Хейнкеля» летчика снимали для киножурнала «Хроника дня». До сих пор эти кинокадры хранятся в первом и главном Государственном фильмофонде страны, что в 10 км от Мансурово, здесь же, на домодедовской земле.

Открылось хранилище еще 1937 году, и здесь шутят, что они единственные в стране по сию пору работают по указу Сталина. Тогда он приказал, чтобы со всем тщанием в Белых Столбах содержались картины, снятые к тому времени в СССР. Иностранные фильмы стали привозить позже, но уже в войну присылали всю советскую хронику — в том числе и ту, что попадала к нам в качестве трофеев. 258 советских операторов работали на фронтах Второй мировой, и каждый пятый из них заплатил за героические кадры жизнью.

— В 1941 году немецкий самолет сбросил несколько бомб совсем рядом, в Столбах думали, что все, что не было эвакуировано в Новосибирск, пропадет — но господь миловал, — вспоминают ветераны Госфильмофонда Лидия Федоровна Туряница и Михаил Филиппович Ожерельев. Они оба работали тут уже осенью сорок первого. Сегодня российский Госфильмофонд — крупнейшее в мире хранилище, где собраны оригиналы 56 тысяч картин. Полтора миллиона коробок! Каждые три года пленки проходят профилактику: их чистят, моют, восстанавливают утраченные фрагменты. Не так давно вернули цвет и старому «Коньку-горбунку», и картине «Иван Никулин — русский матрос».

Фестивали архивных фильмов, которые проводились уже девять раз, — яркое событие в мире кино. И главное внимание традиционно привлекает военная хроника — подлинная правда об той страшной войне. И запечатленные пленкой факты очень важны для памяти — ведь итоги войны кое-кто на Западе хотел бы пересмотреть.
* * *

НАРО-ФОМИНСК

Один из четырех подмосковных городов, награжденных орденом Отечественной войны первой степени — Наро-Фоминск. Так оценила страна ратный и гражданский подвиг небольшого города, больше двух месяцев державшего оборону на этом рубеже. Немцы, шедшие на столицу по Боровскому тракту (Киевского шоссе тогда еще не было), называли его «калиткой» на Москву, пройти через которую они так и не сумели. Осенью 41-го граница между нашими и немецкими войсками пролегала как раз по реке Наре, рассекающей город надвое. Наро-Фоминск был в оккупации 66 дней. С 21 октября, когда немцы вошли в город, по 26 декабря, когда их оттуда выбили, на улицах Наро-Фоминска, ни на минуту не прекращаясь, шло сражение. Те, кто пережил его, всю следующую жизнь делят на три части: до Боя, собственно Бой и после Боя. Бились за каждый дом, и есть тут здания, которые переходили из рук в руки по 15 раз. Горел город, горели вокруг деревни.

Галина Александровна Самойлова — больше 40 лет на телевидении, режиссер канала «Культура». Большинство программ, посвященных театру и кино, сняты ею. Про те страшные времена вспоминает редко, а в этом году, когда пришлось в работе над фильмами о поэтах-фронтовиках просмотреть тысячи метров кинохроники, вдруг вроде бы узнала на экране и «свой» лагерь. То, что осталась жива, расценивает как чудо.

Родители Галины Александровны были врачами и в нечеловеческих условиях лагеря для военнопленных помогли сохранить жизнь сотням наших людей. От старого города после боя фактически ничего не осталось — так, отдельные здания. Церковь — на ее колокольне был наблюдательный пункт, старый мостик через Нару. Ткацко-прядильная фабрика из самых первых в России, еще с XIX века. До войны так или иначе с ней была связана судьба всех до единого горожан — казалось, сохранится она и жизнь восстановится — так вот за нее бои шли особо жестокие, но немцев на фабрику так и не допустили.

Николаю Михайловичу Сафронову, главе местного Совета ветеранов, тогда было 14 лет, и тот самый исторический бой шел прямо под его окнами. Когда Наро-Фоминск освободили, он попросился в армию и потом служил в воздушном заграждении Ленинграда, пережил гибель семерых членов семьи.

Лагеря военнопленных, десятки которых открыли немцы на захваченной территории, наши войска освобождали по мере продвижения на запад. И вместе с армейским госпиталем, вместе с родителями-военврачами маленькая Галя двинулась на Берлин. Стала дочерью полка, обзавелась шинелью, сапогами и юбочкой-пачкой из немецких бинтов и с ней в составе концертной бригады медиков объехала множество госпиталей...

Победу дочь полка встретила в Данциге (нынешнем Гданьске), а Александр Прокофьевич Митюнин (наш следующий герой) — в Магдебурге. Туда дошагал из Наро-Фоминска ворошиловский стрелок, с 300 метров попадающий из любой винтовки в пятак. Такая военная профессия была у него на фронте — снайпер. В Наро-Фоминске про войну не могут и не имеют права забыть. О коллективном героизме тех, кто оборонял город и кто здесь жил, напоминает центральный памятник и вечный огонь у церкви. Но недавно, к 60-летию Победы, вышла еще и книга «О тех, кто победил войну», у ее автора, журналиста местной газеты Татьяны Окуловой, к войне свой счет. С помощью совета ветеранов Татьяна подняла сотни архивных документов, достала старые газеты и сохранившиеся в семьях фотографии, обошла тех, кто помнит военные годы. Она встречалась с бывшими солдатами и генералами, чтобы день за днем восстановить в памяти нарофоминцев все, что выпало на их долю и по возможности не забыть никого из тех, кто, как говорится, ковал Победу. Окулова знает, кажется, всех ветеранов области и района и про каждый в Наро-Фоминске дом готова рассказать его боевую историю. Каждое утро ей звонят теперь незнакомые люди, услышавшие, какой и для чего она собирает материал. Первая книга, естественно, не вместила всего, сейчас готовится к печати вторая — «На этом рубеже».

Прошедший праздник Победы и уважение к старикам, конечно, ценны, но жизнь есть жизнь: им не хватает пенсии, требуется врачебная помощь... В отличие от многих маленьких городов Наро-Фоминск вполне вписывается в современные экономические реалии — кормит мясом и молоком столицу, а косметикой и металлической упаковкой вообще снабжает полстраны. Так зарабатывает, а, зарабатывая, поддерживает и своих ветеранов...
* * *

НОГИНСК

Кто-то прошлое помнит, кто-то не знает совсем, а для кого-то прошлое — это чуть ли не вся жизнь. Жизнь яркая, эмоциональная, наполненная риском и романтикой. В Ногинске 30 Героев Советского Союза. Из них 8 — летчики. В городе Ногинске многие поколения мальчишек мечтали и мечтают о небе. В тридцать пятом здесь появился парашютный клуб ОСОВИАХИМа, в тридцать седьмом он стал аэроклубом и начал готовить пилотов. До войны выпустили 50 штурманов, 50 авиатехников, 200 парашютистов и около 600 летных инструкторов. 10 лет назад он возродился под новым именем — Ногинский авиационный техническо-спортивный центр (НАТСЦ). Виктор Прохорович Каныгин почти до самой войны в этом клубе и занимался. В сороковом поступил в авиационное училище, не прошло и года — и на фронт...

Памятный знак погибшим в годы Великой Отечественной войны аэроклубовцам установлен у школы N 12. Здесь когда-то и находилось летное поле Ногинского аэроклуба. В школе есть даже небольшой музей. Документы Виктора Прохоровича Каныгина тоже займут свое место под стеклом витрины. В летной книжке отмечен 251 боевой вылет.

Все знают, что Алексей Маресьев с обеими ампутированными ногами, на протезах продолжал летать. И Илья Маликов тоже был ранен в августе 1942 года. С ампутированной ногой он вернулся в свой полк и продолжал воевать. Участвовал в боях в небе над Курской дугой, над Белоруссией, штурмовал с воздуха и Берлин... Его имя носит школа. И при этом не все школьники знают, что это был за человек. Однако многих молодых людей интересует военное прошлое земляков, как вот недавнего выпускника этой школы Виктора Дорожинского. Он начал на своем компьютере восстанавливать старые фотографии, а потом попытался сделать и видеоклипы для школьного музея.

А память о славном прошлом очень важна. Ведь ветераны порой ощущают свою забытость, им кажется, что они не интересны своим более молодым современникам. Слишком мы все заняты проблемами нынешнего бытия. Кроме, может быть, одного дня в году — 9 мая, когда мы ощущаем свою причастность к былым свершениям. Но подвиг совершали не мы, а люди той поры. И надо отдать должное ногинским властям, в плане материальном они ветеранам пытаются реально помогать. Заботится о них и Банк «Возрождение».

В Ногинске немцев не было, но отсюда на фронт ушли 36767 человек. А город готовился и к возможной оккупации. Был сформирован партизанский отряд, организовано подполье и явочные квартиры, подготовлены средства связи, система оповещения. Было создано 13 госпиталей. Промышленность города и района была переведена на выпуск военной продукции. Глуховский комбинат, который славился своими тканями, изготавливал для армейского обмундирования ткани для плащ-палаток, парашютов. Кстати, этого знаменитого ткацкого производства теперь уж нет.

В войну выстояли, во время перестройки — не устоял. В городе есть свой театр. Есть и спонсоры, и спектакли новые появляются. Не так давно московский режиссер Анатолий Хасин поставил здесь пьесу, написанную местным журналистом Евгением Можаном. Пьесу о трех поколениях воинов — о солдатах войны Отечественной, афганской и чеченской кампаний. Война,к сожалению, из современкой нашей жизни как явление так и не ушла...
* * *

ЖУКОВСКИЙ

Центральный аэрогидродинамический институт — знаменитый ЦАГИ — основан 1 декабря 1918 года. Новые власти поняли перспективу, которую сулили фундаментальные исследования в области авиастроения, обоснованные профессором Московского государственного университета Николаем Егоровичем Жуковским.

В тяжелый период Великой Отечественной войны ЦАГИ тоже продолжал свою деятельность. Хотя во время наступления фашистов на Москву осенью 41-го экспериментальные установки института были подготовлены к уничтожению, к счастью, успешное контрнаступление советских войск отменило эти планы.

В годы перестройки, которую довольно часто называют теперь «постиндустриальной революцией», в прессе появлялось множество статей о развале авиационной отрасли в стране, но в подмосковном Жуковском такое впечатление не складывается. ЦАГИ по-прежнему является градообразующим предприятием. И один из косвенных фактов, подтверждающих сделанный вывод, — это то, что в Жуковском Банк «Возрождение» открыл свой новый офис. Вряд ли Банк пойдет туда, где не видит перспективы бизнеса. Важно отметить, что у самого Жуковского — особый статус. Наверное, не случайно, что это город областного подчинения и юридически не относится к Раменскому району. Руководство ЦАГИ присутствует на пресс-конференции, посвященной открытию офиса «Возрождения», на которую приехал даже президент РАН Юрий Осипов. Это мероприятие посетили также глава города Жуковского Александр Бобовников и глава Раменского района Владимир Демин.

В этой серии цикла «Этот день мы приближали, как могли...» — практически не было рассказа о войне. Но ведь ученые и инженеры ЦАГИ в те суровые годы вместе с нашими отцами и дедами приближали День Победы, думали о сохранении страны, о будущем своих детей. Каков этот День и какова перспектива — об этом тоже стоит задуматься, отдавая дань их героизму и их жертвам.
* * *

КУРОВСКОЕ

Каждая ель в этом парке — в память о погибшем в Великую Отечественную... Их здесь 180, а ушли на фронт из деревни Степановка — 450 мужчин. И каждый год 22 июня, по древней старообрядческой традиции, здесь, около креста, накрывают поминальный стол. И садятся за него не только те, кто до сих пор живет в деревне, но и те, кто уехали, но в этот день специально приезжают.

К 40-летию Победы Устинья Григорьевна Андриянова решила заложить серебристый елово-сосновый парк. И это отдельная история, как добывала саженцы, как на заводе по частям собрала и увезла в деревню мемориальный памятник. Собственно говоря, больше всего занимает сама эта женщина. Ее вера, ее верность традициям, ее невероятный внутренний мотор, который не дает спокойно отдыхать в ее 83 года. Родилась здесь, и в войну работала здесь же. После войны обвенчалась с односельчанином. Венчалась в те-то годы! Работала агротехником, агрономом — на 4 колхоза, потом стала председателем колхоза. И увлеклась историей. Хотя, наверное, не просто увлеклась, а увидела в этом какую-то свою миссию. Устинью Григорьевну тянет к истокам, к корням, к тому, чтобы что-то важное сохранить и передать детям, а те, чтобы потом передали своим. Так вот, в архивах она откопала, что древние Гуслицкие поселения существовали на этой земле еще во времена Ивана Калиты. И всю дальнейшую историю, которую рассказывают теперь школьники деревни Степановка, тоже она раскопала. Сельский музей был создан ею опять же потому, что Устинья Григорьевна решила, что это очень важно. Она до сих пор занимается с детьми. И степановскую кадриль они пытаются танцевать, потому что когда-то она задумала восстановить этот танец и сохранить его.

Видимо, поэтому она особенно старается передать детям что-то вечное и важное, что на этой земле было.

Деревня Степановка недалеко от районного города Куровское, что в 90 километрах от Москвы по Казанской дороге.

На открытие этой станции в 1911 году приезжал даже сам государь император. Событие считалось значимым. Чтут здесь не только царскую, но и рабочие династии.

В провинции вообще к прошлому относятся бережнее. Может потому, что ритм жизни здесь не такой, как в больших городах. Такое ощущение, что время бежит медленнее.

В каждой династии, естественно, есть отцы или деды, которые работали здесь во время войны или уводили отсюда на фронт поезда. Рассказы во многом схожие. Юрию Эммануиловичу Никольскому было в военные годы всего 19. И выглядел совсем как мальчишка. Когда нужен был его локомотив, солдаты ему говорили — позови-ка, пацан, машиниста!

Не всем машинистам удавалось остаться в живых. Но Юрию Эммануиловичу повезло. В сорок шестом заслуженным и уважаемым человеком вернулся он домой и в родное депо.
* * *

КРАСНОГОРСК

О фронтовых операторах нечасто рассказывают. И, к сожалению, в живых их осталось лишь пятеро. Вот Борис Александрович Соколов — останкинский человек, из объединения, если кто помнит, «Экран». Когда члены нынешней съемочной группы ездили с ним на съемки, им в голову не приходило его расспросить, да и не знали они, что он прошел с камерой до Берлина.

Работали с тяжелыми камерами КС-4, КС-5, АЙМО. Пленки в них помещалось на 1 минуту съемки, 30 метров. Заводилась пружиной, как будильник. И этого завода хватало на 15 метров пленки. Потом стоп... и опять! Перезаряжать можно было только в темноте. Сегодня даже трудно представить, как операторы ухитрялись так работать, да еще в боевых условиях. Но снимали. И каждый вечер пленки собирались и централизованно отправлялись с фронтов в Москву Старые снимки, как и старые кинопленки, обладают какой-то притягательной силой. Нет уже тех людей, нет зданий и парков, а на пленке они все-таки существуют. Возможно, хранят не исчезающую в никуда энергетику. Вот почему многие берегут фотоальбомы, не запечатывая память в ящики компьютеров. Кто не знает фотоаппаратов «Зенит» и кинокамер «Красногорск» Красногорского завода имени Зверева? Но этот, как теперь говорят, раскрученный брэнд — лишь очень незначительное направление в деятельности предприятия.

Выпускаемая здесь оптика позволила впервые в мире в 1956 году сфотографировать Луну, а теперь через «Окно» — так называется оптико-электронный комплекс контроля космического пространства, можно разглядеть теннисный мячик, если забросить его на высоту в 40 тысяч километров. Такого уровня приборы есть только у нас и в США. «Окно», точнее, его создатели в этом году были за этот плод своего труда удостоены Государственной премии.

Здесь создаются и системы, контролирующие пуски ракет и управляющие всем, что стреляет: системы управления огнем на бронетанковой технике, на вертолетах, самолетах. А вот снайперский прицел, который тоже представляет невероятную ценность: аналога ему нет в мире. Информация для специалистов: автоматический ввод угла прицеливания. Возможность, не меняя этот самый угол, менять увеличение объекта. И работает он на дистанции в 1200 — 1300 метров.

И теперь немцы из ФРГ закупают у нас аппаратуру, причем и аппаратуру стратегического назначения. Кто бы мог подумать! Они живут легче нас, а мы живем трудно и с трудом, но совершаем какие-то выдающиеся поступки, изобретаем и делаем открытия. И всегда есть что-то, что имеет право на сохранение в памяти.
* * *

ЭЛЕКТРОСТАЛЬ

Анна Алексеевна Киселева, прошедшая медсестрой всю войну от родного города Электросталь до Кенигсберга, уже 18 лет возглавляет женский клуб с названием «Катюша».

Встречаясь с людьми, пережившими ту страшную войну, замечаешь: наверное, то напряжение сил и воли, которое выпало на их молодые годы, закалило их, как самый тугоплавкий металл, навсегда оставив представление о том, что в этой жизни ценно, а что нет — ведь никогда никто из этих немолодых людей ни на что не жалуется.

.. Чьи-то бабушки, прабабушки, они-то уж точно знают, что сама по себе ЖИЗНЬ — счастье. И артиллерист Олимпиада Прохоровна Белоногова — участница исторического Парада на Красной площади в ноябре сорок первого, откуда ее истребительный батальон направился прямо на фронт, и военврач капитан медицинской службы 2-го Украинского фронта Зоя Валентиновна Гончарук, и боевой инженер-строитель 1-го Прибалтийского фронта Меланья Макаровна Быстровзорова, и радистка Мария Григорьевна Донских, и Матрена Дмитриевна Иванова — боец авиационного радиолокационного взвода. Когда появилась она в полку, над ней смеялись: ничего себе боец — полтора метра росту, тридцать восемь кило веса. Однако смеялись недолго — стала Мотя первоклассным стрелком, в газете о ней даже писали. А Вера Карловна Соболева была хирургической сестрой в военно-морском госпитале, так же как и Клавдия Иосифовна Артамонова.

А еще говорят, что у войны не женское лицо. Вот какое оно — нежное, веселое, умное, красивое...

Жаль, в день съемки в городе не было Валентины Кирилловны Чистяковой, тоже члена клуба фронтовых подруг. В прошлом фельдшер Оршанской стрелковой дивизии, в мирной жизни она стала поэтом:

На нас суровой жизни метки,
Их не под силу сосчитать.
Война влепила в память крепко
Свою кровавую печать...

Сейчас уж и слово такое — фронтовички — никто не вспомнит. А они забыть ничего не могут — и тянут их друг к другу общие воспоминания.

Было в свое время в клубе 270 человек, осталось 87.

Что говорить, старшей 90. Про своих подруг Анна Алексеевна тоже написала прекрасную книгу, назвав ее «Одно на всех имя — Катюша». Почитаешь ее и поймешь: все то, на что тратим сейчас силы, из-за чего иной раз убиваемся, плачем, — такая ерунда по сравнению с тем, что действительно стоит волнений.

Анна Киселева пошла на фронт с родного завода «Электросталь», давшего название этому подмосковному городу. В войну завод выпустил для нашей военной техники жаропрочный сплав «Победа», какого не было еще в мире, и спас тем сотни тысяч солдатских жизней.

Ну а в целом на фронт работал весь город, потому что он, Электросталь, по сути, и состоял из нескольких заводов, каждый из которых выпускал тот или иной военный материал или боеприпас — а всего 80 с лишним их видов.

Например, сегодняшний Машиностроительный завод, который раньше «по секрету» назывался заводом N 12, за годы войны изготовил почти четверть миллиарда мин, авиабомб, артиллерийских и реактивных снарядов. Про реактивные снаряды «Катюша» весом в 4 кг слышали все, а, оказывается, из цехов завода выходили еще и 30-килограммовые «Ванюши»... А чьими руками были они собраны! Вот она, одна из лучших, так называемая фронтовая бригада — б мальчиков и две девочки, всем по 14 лет.

Виктор Яковлевич Жумаев пришел на завод со своими дворовыми друзьями в октябре сорок первого. За три месяца ребят обучили делу, и стала бригада не хуже взрослой, правда, и взрослые в то время состояли в основном из стариков и молоденьких женщин. Сколько лет прошло, а до сих пор помнит Виктор Яковлевич гордость, с какой принимал благодарность за доблестный труд от кадровых заводских рабочих.

Бригада подростков всегда занимала первое место в соревновании, и именно их знамя — фронтовой комсомольско-молодежной бригады — хранится в заводском музее. Да и орденами их награждали боевыми...

Ну а как жили ребятки после смены, что ели, что пили? Кто про это в те года спрашивал... На заводе хлеб давали, лебеда росла у речки на суп, да еще Виктору нет-нет, да стахановский талон на обед в местной столовой перепадал, а вот карамельку первую — подушечку — увидел только после войны...

За самоотверженный труд и помощь фронту еще в войну 5 тысяч рабочих были награждены орденами и медалями, сам завод — удостоен ордена Ленина. (И как тут не повторить: «из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд»...)

Сегодня Машиностроительный завод — одно из крупнейших предприятий страны. С 1954 года начал выпускать элементы для атомной энергетики и теперь входит в число ведущих мировых производителей ядерного топлива. Сотрудничает с крупнейшими фирмами Европы.

Из-за работы на оборонную промышленность в советские времена город был закрытым, а трудился тут цвет советской технической интеллигенции: завод «Электросталь» лил около тысячи марок стали на собственных доменных печах, завод тяжелого машиностроения поставлял станы, каких не делал больше никто в мире, для металлургических комплексов по индивидуальным заказам.

Красивый, ухоженный город Электросталь. А весь наполнен тяжелой индустрией. Куда ни глянешь — предприятие. И везде напоминания о войне. Вот, показывает глава городской администрации Андрей Суханов, здесь в клубе имени Горького был крупнейший в Подмосковье госпиталь. Он славился своими медицинскими кадрами — и вернул в строй тысячи солдат.

... Военные праздники здесь, естественно, отмечают всем городом, и, конечно, местная администрация старается что можно сделать для своих ветеранов: восьмерым недавно дали новые квартиры, блокадникам сделали поездку в Петербург, составили Книгу Памяти электростальцев — участников войны и заложили бульвар Победы. И, разумеется, не забывает ветеранов и руководитель местного филиала Банка «Возрождение» Наталья Гнедкова.

Новые финансовые горизонты: союз бизнеса и науки в Жуковском
Банк, который всегда с тобой

Оформление подписки

Подпишитесь на рассылку и получайте информацию о новых событиях банка

Пресс-служба

+7 495 620-19-66

pr@voz.ru

101990, Москва, Лучников пер., д. 7/4, стр. 1

Банк «Возрождение» (ПАО), управление по связям с общественностью